Kachni-ka.ru

Запоем и затанцуем: подборка лучших современных мюзиклов от Vesti.ua

Мы вспомнили знаковые мюзиклы последних лет

Мюзикл всегда про «сделайте нам красиво», про самое массовое зрелище в самом массовом из искусств. В этой подборке Vesti.ua собрали мюзиклы последних лет, в которых канон жанра не только обрастает новыми жизнерадостными ходами, но и переосмысляется и подвергается деконструкции. Мы вспомнили знаковые мюзиклы, большинство из которых доказывают, что жизнь все еще прекрасна.

«Mamma MIA!», реж. Филлида Ллойд, США, Германия, Великобритания, 2008

Талант группы ABBA смог преодолеть не только пространство, но и время. В наши дни шведская четверка имеет почетный статус общепризнанной музыкальной легенды с соответствующей атрибутикой от узнаваемых и по-прежнему любимых мелодий до музея собственного имени в Стокгольме и — предел мечтаний любого популярного исполнителя — мюзикла на сюжет главных хитов. Ну а если после мюзикла следует его экранизация, то впору говорить о чуть ли не вечной прописке на воображаемом музыкальном Олимпе. Только ABBA имеет все это разом и целиком.

Возможно, этого не случилось бы, если бы англичанка по имени Джуди Креймер и по профессии стейдж-менеджер внимательно не послушала песенные тексты группы, большинство которых сочинил один из участников «шведской четверки» Бьорн Ульвеус, и не изумилась тому, насколько они театральны. Благодаря ее дерзкому замыслу в 1999 году в Лондоне прошла премьера спектакля «Mamma MIA!», который положил начало целому направлению коммерческого музыкального театра — мюзикл по песням легендарных исполнителей и групп.

За 15 лет существования постановка объездила всю Европу, побывала в обеих Америках, в Австралии и в России, пережила несколько составов и, чтобы быть навсегда увековеченной, в 2008 году обрела киноверсию с достаточно многообещающим звездным составом. Ни Мэрил Стрип, ни Колина Ферта, ни Пирса Броснана, ни Стеллана Скарсгарда, согласившихся исполнить главные роли, не смущали водевильно-легкий сюжет и необходимость петь своим собственным голосом поп-хиты времен их же собственной молодости.

Сюжет фильма в пересказе напоминает безликую статью из среднестатистической «желтой» газетенки. Главная интрига состоит в том, что 20-летняя Софи Шеридан (Аманда Сейфрид) пытается установить, кто ее настоящий отец. Варианта три, потому что ее мама Донна Шеридан (Мэрил Стрип) в молодости во время путешествия на греческий райский остров Калокаири закрутила роман сразу с тремя мужчинами (Пирс Броснан, Колин Ферт, Стеллан Скарсгард) примерно в одно и то же время. Эта сомнительная интрига не разрешается в итоге ничем: мол, пусть будет у девушки три отца.

Самое главное в этом фильме заключено вовсе не в его приторно-мелодраматическом сюжете и даже не в танцевально-музыкальных номерах (они выполнены без необходимой ловкости голливудских образцов жанра), а в музыке. Как ни странно, фильм «Mamma MIA!» хорош именно благодаря 19 песням ABBA, которые даже в таком исполнении, «нанизанные» на такой сценарий, оказываются неподражаемо хороши.

«Отверженные», реж. Том Хупер, Великобритания, 2012

Этот европейский мюзикл, снятый с большой помпой и длящийся целых три часа, стал для многих зрителей и критиков примером того, как не нужно снимать кино такого жанра. Несмотря на сомнительную славу, именно «Отверженные» получили три статуэтки «Оскар» и считаются ярким образчиком французского мюзикла, который, в отличие от англо-американского, мелодраматичен, плаксив и почти всегда лишен юмора.

Для таких исходных лучшего материала, чем роман Гюго о поединке неправого закона и справедливого милосердия, было не найти. По его мотивам и написал в 1970-х годах музыкальную драму Клод-Мишель Шенберг. Его произведению было суждено стать самым «долгоиграющим» мюзиклом всех времен, который не сходил с подмостков в течение 35 лет.

Этот успех предстояло повторить Тому Хуперу, в режиссерской копилке которого на момент начала работы над фильмом уже был оскароносный триумфатор «Король говорит». Хупер задумал масштабнейшее экранное действо со спецэффектными взлетами над старым Парижем, с симфоническими картинами, драматически накаленными хорами, дуэтами, терцетами и ариями. При этом все актеры должны были петь своими собственными голосами. Именно на этом этапе замысел мюзикла не выдержал, выражаясь фигурально, соприкосновения с киноэкраном.

Хью Джекман в роли Жана Вальжана напряжен до предела, чтобы при помощи нарочито эмоционального пения оправдать мелодраматическое перевоплощение преступника, способного ограбить своего благодетеля, в порядочного человека. Энн Хэтэуэй в роли бедняжки Фантины играет беспрерывное страдание. Расселу Кроу в амплуа инспектора Жавера остается только ритмически рычать. Романтическая пара Козетта — Мариус (Аманда Сайфред и Эдди Редмэйн) исполняет свои любовные трели неубедительно.

Тем не менее «Отверженные» могут-таки взять за живое любителей красивого, масштабного и приторно-сентиментального кино о том, что упорство, с которым человек отстаивает свое достоинство, в конце концов вознаграждается, пусть и на пороге смерти.

«Ла-Ла Ленд», реж. Дэмьен Шазелл, США, 2016

Главный мюзикл прошедшего десятилетия был задуман режиссером Дэмьеном Шазеллом еще в пору студенчества в Гарвардском университете. Тогда вместе с сокурсником, композитором Джастином Гурвицем, он мечтал «осовременить» почтенный жанр мюзикла и вдохнуть в него новую жизнь и новое звучание. Но безвестная пара энтузиастов не вызывала интереса у крупных голливудских продюсеров, которые были к тому же убеждены, что классический мюзикл умер и никому больше не интересен.

Шазелл решил зайти в студийные двери с другой стороны, предложив более внятный для финансирования фильм «Одержимость», который в итоге при бюджете в три миллиона долларов собрал в прокате 50 миллионов и получил пять номинаций на «Оскар», включая категорию «Лучший фильм». Так, обретя статус надежного режиссера, которому можно доверять большие бюджеты под сомнительные проекты, Шазелл получил на создание «Ла-Ла Ленда» 30 миллионов долларов и полную творческую свободу.

Режиссер задумал снять не просто новый мюзикл, он решил пересоздать этот краеугольный голливудский жанр. Источниками вдохновения стали «Шербурские зонтики» и «Девушки из Рошфора», «Бродвейская мелодия 40-х», «Поющие под дождем», «Театральный фургон» и «Американец в Париже». Сцены и визуальные цитаты из этих фильмов узнает любой более-менее насмотренный зритель. Создатели мюзикла в очередной раз зримо доказали, что шоу может без противоречий соприкасаться с тонкой психологией, социальной критикой, а учитывание вкусов массового зрителя не мешает авторскому высказыванию. На этот раз — о соотношении мечты и реальности, любви и компромисса.

Лос-Анджелес. Здесь встречаются два идеалиста-романтика. Себастьян (Райан Гослинг) — безработный пианист-неудачник, мечтает открыть джаз-клуб. Миа (Эмма Стоун) — бариста в кофейне на территории одной из крупных студий, начинающая актриса и драматург-экспериментатор, готовящая свой сценический дебют. Герои всерьез верят в осуществимость своих чаяний, как и миллионы мечтателей до и после них надеются на успех и признание. Об этом — ключевой музыкальный номер «Ла-Ла Ленда».

Создателям удалось сделать почти незаметной условность музыкальных номеров на фоне «реалистичной» истории жизни персонажей. Возможно, дело в ироничном тоне песен, который совсем не противостоит повседневности, а, наоборот, учитывает ее. Может быть, такой эффект производит трогательное несовершенство вокала (актеры поют своими голосами), который сообщает фильму доверительную, почти интимную интонацию.

Но главное чудо «Ла-Ла Ленда» заключено, конечно же, в его финале, над хеппиэндовостью которого будет спорить не одно поколение зрителей. Счастливы герои или нет, воплотив свои мечты? Ответ на этот вопрос давно не имел такого множества нюансов, оговорок, оттенков. Да и возможно ли иначе, когда на кону — выбор между любовью и амбициями. Первое соединяет, но счастья не гарантирует. Второе приносит успех, но вместе с тем — риск остаться в одиночестве. Благо и об этом можно нежно спеть под звездным небом «Ла-Ла Ленда».

«Чикаго», реж. Роб Маршалл,  США, Канада, Германия, 2002

Лучший фильм 2002 года по версии Американской киноакадемии (не без помощи Харви Вайнштейна) родом из кабаре, только смекалистее и строже — саркастически подмигивает хлопающей глазами публике и критикам, не особо возлюбившим ленту. Героиня Рокси Харт (одна из главных ролей Рене Зеллвегер) живет в нищете, но внезапно избавляется от обстоятельств, застрелив любовника и попав в тюрьму. В казематах она мгновенно считывает местную политику и быстро переходит к статусу героини светской хроники, умело играя несправедливо обвиненную жертву абьюзера. Этому совсем не рада и даже оскорблена этим местная кабаре-легенда Велма Келли (Кэтрин Зета-Джонс), тоже сидящая за убийство, и тоже из-за ревности.

Основанный на одноименном бродвейском мюзикле Боба Фосси «Чикаго» сразу забывает о романтике, но предлагает один «бэнгер» за другим, начиная с All That Jazz, продолжая Cell Block Tango. Фем-оптика уступает место стереотипной коварности обманутых женщин, но это не мешает Робу Маршаллу (чья первая работа в кино здесь гораздо лучше поздних «Чем дальше в лес» и «Девяти») воспеть своих героинь ближе к концу. «Чикаго» имеет несколько лишних арок (к примеру, мужа Рокси в исполнении Джона Си Райли ака Мистера Целлофана) и, даже будучи дебютом, путается в показаниях, но зато безвозмездно продает аудитории китч — бульварное, полукриминальное чтиво, по нотам расписанное и безупречно поставленное.

«Аннетт», реж. Леос Каракс, Франция, Германия, Бельгия, 2021

Фильм одного из режиссеров-затворников Леоса Каракса вслед за мировой прессой впору назвать антимюзиклом. Сохраняя внешние признаки жанра (в фильме поют, почти не прерываясь), «Аннетт» никого и не пытается развеселить, никому не стремится понравиться. Наоборот: эта история говорит о трагической и непривлекательной стороне жизни и при помощи многослойных аллюзий и более-менее явных цитат из разных родов искусства только нагнетает беспросветного мрака.

Даже шутки главного героя — стендап-комика и матерого провокатора Генри МакГенри (Адам Драйвер) — кажутся не смешными, а жуткими. А в его отношениях с оперной дивой Анной (Марион Котийяр) слишком уж много вагнеровской тревожности. Ситуацию не спасает свадьба, потому что плодом союза становится странное дитя, напоминающее грубо сделанную деревянную куклу, к которой, впрочем, родители относятся как к настоящему ребенку. Дальнейшие трагические события создают ощущение непрерывного падения в бездну. Неслучайно последняя песня так и называется — «Sympathy for the Abyss».

«Аннетт» открывала Каннский кинофестиваль в 2021 году и практически сразу была названа самым личным и автобиографичным фильмом Каракса. Без погружения в биографический контекст, действительно, вряд ли возможно хоть что-то понять. На обстоятельства своей жизни в качестве кода указывает и сам режиссер, когда посвящает фильм дочери Насте. Ее мать, возлюбленная Каракса, актриса Екатерина Голубева, погибла. После этого, подобно Генри МакГенри, режиссер стал отцом-одиночкой. Но, в отличие от персонажа фильма, способного-таки на радикальный поступок. То ли публичного покаяния, то ли глубокого осмысления произошедшего в его жизни.

Так или иначе, финальная сцена «Аннетт» способна кому угодно пронзить сердце, ведь любовью действительно так часто оправдывают самые банальные насилие и абьюз, подкрепляя действия лживым «ради твоего блага».

Пожалуй, самая большая интрига, связанная с этим душераздирающим фильмом, состоит в том, что автор этой истории — вовсе не Леос Каракс, а группа Sparks. Именно братья Маэл написали сценарий и полностью сочинили музыку к фильму, который оказался эмоционально близок режиссеру и стал для него чем-то вроде партитуры для рефлексии.

Впрочем, от нее автор (кем бы он ни был) нарочито открещивается как минимум дважды (в начале и в финале), подчеркивая таким образом «сделанность» этого кино, в котором по законам жанра (на этот раз мюзикла) чего только не придумаешь ради захватывающей и зрелищной истории.

Материалы на эту тему:

Exit mobile version