Политика

Старобельск. Барак для польских офицеров

Старобільськ. Барак для польських офіцерів

Генштаб Красной Армии выделил 10 лагерей для польских военнопленных. Старобельский был рассчитан на 8 тыс. человек

Интересно, что и в этом году 22 июня независимые украинские телеканалы с неподдельным прискорбием известят нас, что в этот день 74 года назад фашистская Германия без объявления войны?.. Ну, и так далее — по отработанным канонам красной пропаганды. У нас даже сегодня не спешат избавиться от «исторического» стереотипа, будто для украинцев Вторая мировая война началась только с нападением Вермахта на СССР в 41-ом. Хотя бои за Львов шли уже в начале сентября 1939 года. И уже тогда в этих боях гибли наши соотечественники.

СПАСЕННЫЙ «БЛИЦКРИГ»

Почитайте хотя бы мемуары немецких военачальников (которые в открытой продаже в СССР начали появляться еще в хрущевскую эпоху), чтобы увидеть: на территорию современной Украины — или, если хотите, Украинской ССР образца 1990 года гитлеровцы ворвались в том самом сентябре.

Например, Эрих фон Манштейн, тогда начальник штаба группы армий «Юг», пишет, что 12 сентября «1-я горнострілковая дивизия 14-й армии уже находилась под Лембергом». Лембергом, как известно, немцы и называли Львов. С австрийских времен. Но и этот город не стоит на самом нашей границе, а значит, пересечь его горные стрелки должны были несколькими днями ранее. И уже точно известно, когда боевые действия на польской территории начала Красная Армия 17 сентября 1939 года.

Хоть удар был нанесен полякам в спину, без жертв этот поход не обошелся. По подсчетам луганского историка Валерия Снегирева, несмотря на то, что ожесточенные бои между РККА и Войском Польским не отмечались, в отдельных схватках первые потеряли 734 мужчин убитыми и 1829 ранеными. Потери поляков он определяет менее точно — от 600 до 800 убитых и около полутора тысяч раненых. Однако потом «освободители» отыгрались сторицей…

Даже сегодня, после появления в прессе и на книжных полках многих публикаций относительно обстоятельств и причин начала Второй мировой, большинство постсоветских обывателей не имеет сомнений относительно победителя в немецко-польском «блицкриге». Между тем, на 17 сентября столица Польши Варшава еще не была захвачена; продолжались ожесточенные бои на Бзуре, в междуречье Вислы и западного Буга, на подступах к Львову. В конце концов, любой из крупных мостов поляки могли превратить в крепость (что они потом продемонстрировали в худших условиях во время Варшавского восстания в 1944 году).

Еще дрались 25 польских дивизий; ожидали направлений в части 1,2 млн военнослужащих, призванные из запаса, и этим страна далеко еще не исчерпала свой мобилизационный ресурс. Впрочем, главное на войне даже не это, а готовность нации биться за свою свободу. Так вот дефицита такой готовности у поляков не наблюдалось в течение всех шести лет войны.

А у немцев, как на грех, боеприпасов было заготовлено всего на 10-15 дней боев. Очевидно, рассчитывали на больший срок, однако такой интенсивности огня сами планировщики войны не ожидали. К тому же, немцам катастрофически не хватало горючего. В этом на Нюрнбергском процессе признался ни кто иной, как Альфред Йодль. Генералу можно верить — он в те времена возглавлял штаб оперативного руководства Вермахтом и был главным военным советником фюрера. Блицкриг рисковал затянуться на неопределенный срок, но тут руку дружбы фюреру германской нации протянул другой фюрер — кремлевский. И бросил в Польшу целых 7 армий…

ПИСЬМО ГЕНЕРАЛА КОМАНДАРМУ…

Судя по всему, поляки просто не знали, как следует реагировать на такое «открытие второго фронта» на Востоке. Дезориентировала их и массированная большевистская пропаганда относительно целей и намерений новых оккупантов. Которые, кроме прочего, широко воспользовались межнациональными противоречиями в Речи Посполитой. Как следствие, в руках НКВД оказалось до миллиона военнопленных… которые таковыми не были. Ведь СССР Польше войну не объявлял. Так что вовсе не Путин является автором доктрины «гибридной войны». Были задолго до него… умельцы.

Старобільськ. Барак для польських офіцерів
Польское кладбище. Старобельск

Несколько тысяч из этого миллиона скоро оказались в сортировочно-пересыльном лагере в городке Старобельске. Ворошиловградской тогда еще области. Причем как раз из той группировки, которое защищало Львов. По данным Снегирева, который довольно основательно подошел к теме Старобельского лагеря, генеральный штаб Красной армии уже 17 сентября выделил 10 лагерей для содержания польских военнопленных. Старобельский значился под номером 5 и был рассчитан на 8 тысяч человек.

Теоретически с этим контингентом предполагалось вести себя в соответствии с нормами международного права. Настолько, что 20 сентября Экономическим советом при Совнаркоме СССР были утверждены суточные нормы питания: 800 граммов хлеба, 75 — мяса, 50 — рыбы и так далее, вплоть до перца. Но что такое нормы для наших інтендантів?! Как свидетельствуют акты проверок, к полякам не доходило около трети запланированного продовольствия. Тем не менее, голод в лагере не наблюдалось, а с точки зрения полуголодных (задолго до 22 июня 41-го!) советских граждан, поляки и совсем роскошествовали…

Очень интересный момент в истории той войны: и с точки зрения участия в ней советских войск, и с точки зрения того, как поляки оценивали ситуацию, что сложилась. Эта оценка нашла отражение в письме командующего обороной Львова Францишека Сикорского к Семену Тимошенко, командующего войсками тогдашнего Украинского фронта:

Старобільськ. Барак для польських офіцерів
Францишек Сикорский

«Имею честь сообщить Вам, что генерал Лянгер перед отъездом в Москву передал мне содержание его разговора с Вами. Отсюда знаю, что Вы поняли суть нашего решения, что мы, имея письменное предложение немецкого командования наиболее выгодных условий капитуляции, не отступили ни перед их атаками, ни перед угрозой окончательного штурма четырех дивизий, сопровождавшийся сильными бомбардировками города.

Вам вполне понятно, что мы без каких-либо сомнений решительно пошли на переговоры с представителем государства, в которой, в противовес Германии, господствуют принципы справедливости в отношении народов и отдельных лиц, хотя мы еще не имели конкретных предложений Красного Командования. Вы убедились, что мы до конца исполнили наш солдатский долг борьбы с германским агрессором и своевременно, в соответствующей форме исполнили приказ Польского Верховного Командования не считать Красную Армию стороной, которая воюет…

Я нахожусь в городе Старобельск, куда направлены все офицеры, согласно приказу Польского Верховного Командования, сдали оружие Красной Армии не только во Львове, но и на остальной территории, на которую распространяется Ваша власть, как командующего Украинским фронтом… пребывания в Старобельске и ограничения личной свободы даже здесь, на месте, является для нас чрезвычайно тяжелым переживанием. В связи с выше изложенным… прошу Вас принять все возможные меры для ускорения нашего освобождения. В завершение хочу Вас заверить, что я обращаюсь непосредственно к Вам потому, что договор о капитуляции был заключен через Ваших уполномоченных.

Сикорский».

ВОЕННОПЛЕННЫЙ ШВЕЙЦАР

Письмо 23 октября попал к начальнику Управления НКВД СССР по делам военнопленных Петру Сопруненку. Тот отправил его Тимошенко, Семен Константинович — наркому внутренних дел УССР Ивану Серову, ну, а Серов — снова Сопруненку. Ну, не знал польский генерал особенностей нашей бюрократической переписки.

Протестовали против своего положения, и военные юристы, а также 130 военных медиков и фармацевтов — ссылаясь (ну, совсем наивные) на международное право. Случай почти комичный: врачи сослались в своем обращении на Женевскую конвенцию, и начальник лагеря просит свое московское начальство прислать ему этот акт «для ознакомления и руководства». Сопруненко популярно разъясняет подчиненному: «Женевская конвенция врачей не является документом, которым вы должны руководствоваться в практической работе. Руководствуйтесь указаниями Управления НКВД по делам военнопленных».

Старобільськ. Барак для польських офіцерів

Старобельский лагерь расположили в бывшем (а теперь снова действующем) женском монастыре «Всех скорбящих радость». На основной территории под жилье были переоборудованы две церкви, 10 каменных и 7 деревянных бараков. В бараках стояли двухъярусные кровати. В церкви — даже пятиярусный, как вспоминает один из тех немногих пленников, кому повезло уцелеть — Юзеф Чапский.

Впрочем, это касалось, если можно так сказать, простых офицеров. Генералы жили в отдельном доме с более-менее приличными мебелью. Один старобельчанин, некоторое время работал в НКВД, утверждал, что Сикорский имел в своем распоряжении два автомобиля, поваров и обслуживающий персонал. В отдельном доме жили также полковники и подполковники, но их было больше, поэтому они спали на двухъярусных кроватях.

До ноября 39-го контингент в лагере не был постоянным: часть его жителей этнических украинцев и белорусов, отпустили на волю; выходцев из районов, отошедших к Германии, обменяли на «своих» поляков, находившихся в немецком плену. На 15 ноября здесь окончательно сконцентрировали около 4 тысяч человек, и до апреля 1940-го их состав практически не менялся. Среди других в Старобельске жили 8 генералов, 187 полковников и подполковников, аж 112 капелланов (в том числе раввин Войска Польского Барух Штейнберг), около четырех сотен военных и гражданских хирургов, весь коллектив Института химической защиты и Института вооружения Войска Польского.

Оказались здесь и 52 случайно задержанных гражданских, в том числе 20 профессоров польских вузов. Как рассказывает Снегирев, «взяли» даже швейцара одного из ресторанов. Смотрят: форма, похожая на военную, — галуны, лампасы, фуражка. Мало — может, адмирал какой-нибудь…

Валерий Снегирев отмечает, что интернированные в Старобельском лагере отличались большей организованностью, чем в том же Козельске или в Ніловому монастыре (Калининская область). Они даже умудрились создать кассу взаимопомощи. Потом эту кассу им «пришили»… покушение на создание антисоветского подполья. Среди других «покушений» зарегистрированы такие ужасные, как лекции по ботанике, биологии, психологии — среди офицеров преобладали гражданские интеллектуалы, мобилизованные на войну с Германией. Ну, а когда лагерное руководство узнало, что 15 марта поляки отметили день рождения Пилсудского, оно совсем опечалилось…

Как писал товарищ Берия в письме товарищу Сталину, «Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, стремятся продолжать контрреволюционную пропаганду, каждый из них только и ждет, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти». А значит, следует все их дела «рассмотреть в особом порядке с применением высшей меры наказания». Политбюро ВКП(б) отрицать Лаврентию Павловичу не стало. Тем более, следственные дела были уже готовы.

СВИНЦОВЫЕ МНОГОТОЧИЕ

Чекисты с каждым пленным проводили задушевные разговоры. Интересовались жизненной позицией, родственниками, друзьями. Напоследок предлагали собеседнику определиться, где он хочет поселиться после увольнения: в Польше (то есть на тот момент в немецком генерал-губернаторстве, или остаться в СССР или уехать в третью страну (такая же работа велась в Козельському и Осташковскому лагерям). Понятно, что остаться в живых смогли только те немногие, кто изъявил готовность жить в Стране Советов. Другим в этой стране предстояло умереть.

Старобільськ. Барак для польських офіцерів
Луганские поляки

…Первый транспорт на Харьков выехал из Старобельска 5 апреля. Как выглядела процедура расстрела в Харькове (район Пятихатки), Снегиреву узнать не удалось, но у него есть воспоминания начальника Калининского облуправления НКВД Д. Токарева: «Поляков поодиночке вели в красный угол, то есть в ленинскую комнату, там сверяли данные: фамилия, имя, год рождения… Надевали наручники, вели в подготовительную комнату, вставляли в рот кляп». Стреляли в затылок. Использовали чекисты немецкие пистолеты и пули — советские «ТТ» просто не выдерживали перегрузки.

Из четырех тысяч жителей Старобельского лагеря уцелело несколько сотен офицеров — тех, кого большевики сочли достойными принять участие в формировании Войска Польского. А кто не дожил даже до отправки в Пятихатки — умерли от ран и болезней в монастыре. Хоронили их тайно, поэтому в эпоху горбачевской гласности могилы их нашли только по воспоминаниям старожилов. Да и то, видимо, не все, теперь на том месте стоят гаражи. Перезахоронить получилось останки 47 человек; только семнадцать удалось идентифицировать луганском историку.

Мемориальную табличку в монастыре какие-то доброжелатели разбивали трижды, до тех пор, когда в апреле 2012-го капитальный вариант торжественно открыли высокие польские сановники и луганское областное руководство, что прибыло их приветствовать.

Старобільськ. Барак для польських офіцерів
Службу ведут епископ Харьковский Марьян Бучек и епископ-помощник Ян Собило

Каждый год на польском военном кладбище проводит молебен настоятель Луганского костела Девы Марии Гжегош Рапа (однажды службу провел епископ Харьковской диоцезии Марьян Бучек). Собирается на эти молебны вся польская община области. А год назад на том же кладбище, прямо напротив польских могил, торжественно похоронили неопознанных украинских военных, которые погибли, защищая Украину от той же московской нашествия…

Михаил Бублик, Северодонецк.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть