Политика

Состоятся ли досрочные выборы?

Чи відбудуться дочасні вибори?

Украина вступает в период повышенной политической турбулентности

Досрочные выборы, «заговор кэша», «контрреволюция», угроза обновлению, институциональный кризис — уже третий день после отставки, которая не состоялась, издания печатают острые оценки ситуации, что сложилась. Мы же попросили поделиться своими прогнозам историков и социологов Украины.

Есть ли признаки «контрреволюцій»? Признаки консервации? Состоятся ли досрочные выборы? И нужны ли они вообще? И не стоит просто успокоиться? Есть в народи запас прочности и терпения? Вот что думают по этому поводу наши эксперты.

ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ — ЖЕЛАТЕЛЬНЫ, ТРЕТЬЕГО МАЙДАНА НЕ БУДЕТ

Ярослав Грицак, историк:

— Досрочные выборы — один из возможных вариантов. Не худший, выборы надо проводить, и лучше скорее, чем позже, и делать это уже весной. Это один из возможных вариантов. Но скажу так: очень много остается неизвестного, потому что на этом кризисе пытаются нажиться старые политические силы, которые формируют новые политические блоки, разного рода «опоблоки». Они пробуют изобразить, что они новые. На самом деле, это способ, чтобы они оставались при власти. Поэтому я считаю, что лучше выборы делать сейчас — раньше, чем позже, потому что тогда уменьшается риск, что люди будут выбирать старую власть. И я не сомневаюсь — правительство надо менять. Причем речь идет не о перетасовке правительства, речь идет конкретно о правительстве Арсения Яценюка. Это правительство, которое, по моему мнению, не будет проводить реформ.

Чи відбудуться дочасні вибори?
Ярослав Грицак

Я считаю, что просто революция не выиграла, поэтому и контрреволюции нет. То есть, условно говоря, выиграл Майдан. Но революция произошла бы тогда, когда бы мы сломали систему. Системе просто был нанесен удар, мы думали, что рана смертельная, оказывается, что нет — рана зажила, затянулась, система работает.

Мне хотелось бы видеть новые политические силы и новых политических лидеров. Потому и судьба Украины зависит от того, удастся ли за то время этим бывшим майданным лидерам (не Тягнибоку, Яценюку и Кличко, а тем, которые были реальными, неполитическими общественными лидерами), или им удастся войти в парламент. На новых реформаторов, «третьи силе», Саакашвили, я смотрю, скажем так, с умеренной надеждой. Я вижу там очень много моментов популизма, но наш нынешний истеблишмент такой плохой, что трудно себе представить еще хуже. Поэтому, безусловно, я надеюсь, что следующее правительство может быть лучше предыдущего.

У нас есть обратная традиция: мы выбираем правительство, которое на самом деле является хуже предыдущего. Так будет, пока мы не изменим принципы формирования партийных сил. Потому что у нас политики не имеют политической воли менять правила игры, а эти правила очень простые — открытый доступ, открытые партийные списки, конкуренция, праймериз — такие вещи позволяют уничтожить традицию договірняків. Пока этого у нас нет, то забудем о каких-то реформах. У нас только одна политическая партия, которая в принципе примерно выполняет эти условия, это «Самопомощь». Она по крайней мере внешне организует праймериз и открыто формируем все эти списки. Остальные партии являются закрытыми. Это знаете, как Черномырдин говорил: «Какую партию не делай — все равно получается КПСС».

Относительно угрозы Третьего Майдана, его вероятность не слишком высокая, потому что на Майдан наши люди выходят, когда слышат действительно экзистенциальную опасность — опасность, которая ставит под вопрос их существование как таковое. Сейчас этого чувства нет; как ни говорите, украинцы умеют выживать, украинцы имеют, условно говоря, еще хорошую, жирную подушку, что питается, знаете, по зарплатам в конвертах (серая экономика зовется), и запасы в морозилке еще достаточно велики. Поскольку запасы еще достаточно велики, то угрозы восстания не вижу.

Как это не странно, но когда грохнет, взорвется ситуация в России, боюсь, что тогда мы станем неинтересны. И Украина может стать отстойником всего недоброго, что может проникать через падение РФ. Как только начнет рушиться в России, то мы окажемся вне поля зрения. Потому что внешний международный фактор – он чрезвычайно важен. Ни одна вещь не удавалась без этого внешнеполитического фактора. Тем более, что такая страна, как Украина, сильно нуждается в мобилизации. А мобилизация не возможна без активной внешней помощи. А постоянная помощь хоть и необходимая, но по сути достаточно ядовита для Украины. В частности, я почти убежден, я имею информацию, что сохранение правительства Яценюка — это часть игры Вашингтону. И это есть та высокая цена, которую Украина должна платить за то, что она является, условно говоря, зависимой от займов.

Относительно коалиции… Она существует только на бумаге. Я считаю, что переформатирование коалиции — вопрос времени. Кто в нее войдет, у того появится больше сил и будет больше преимуществ на выборах. Не исключаю рост рейтинга Опоблоку, но возможен новый игрок — группа Саакашвили. И вполне возможно, что следующий парламент — это будет две большие группы: группа Порошенко-Саакашвили и группа оппозиционного блока. При очень небольшом участии Народного фронта, при меньшем количестве БПП. Но я знаю, что в политикуме проговаривают еще другие варианты. При этом, очень интересно, что все эти варианты включают как Саакашвили, так и Оппозиционный блок.

Мы должны быть готовы к любым результатам. Украина вступает в период повышенной политической турбулентности. Поскольку мы потеряли окно возможностей, и темп реформ крайне низкий, нас сейчас будет тормошить, как в турбулентном самолете. Следовательно, любые союзы сегодня уже возможны. Речь идет о выживании этого политического класса, условия удержания его у власти. А ради этого, они готовы идти на любые союзы.

КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ НЕ ВОТСТАВКЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА, А В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ

Кирилл Галушко, историк:

— Контрреволюция происходит, но не через неотставку правительства, а в силу увеличения популизма. Год-полтора политики понимали важность общенациональных задач, но после минимальной стабілазції военной, кредитных обязательств и социальных ситуации, они снова начали работать по-старому. Те же схемы на госпредприятиях, те же непрозрачные назначения, блокировка правильных инициатив прозрачности. Почему-то мне это напоминает 2005 год, когда все критикуют всех, а верить некому.

Чи відбудуться дочасні вибори?
Кирилл Галушко

Я допускаю возможность социального взрыва, хотя ни в коем случае не хотел бы этого. Десятки тысяч людей в нашей стране имеют оружие и опыт ее использования, и мне хотелось бы, чтобы политикам хватило чувства самосохранения. Они должны осознать: все их решения, все их трансферты и проступки сейчас прозрачные, и эта прозрачность увеличивается параллельно с ростом радикальных настроений. И эти радикалы могут не соблюсти настроений мирного протеста.

Я считаю, что досрочные выборы полезны, несмотря на усталость общества, несмотря на надежды, что не сбылись. Но не все новые силы стали тем, чем они пытались представить себя во время Майдана. Поэтому я думаю, что новый парламент должен стать еще здоровее. Люди не хотят выборов, но демократия — это не только процедура, но и ротация. Поэтому я верю молодым политикам, которые говорят, что они смогут быть новой силой и я готов предоставить им новый карт-бланш.

НАДО ПРЕКРАТИТЬ ОЛИГАРХИЧЕСКИЙ «МЄЖДУСОБОЙЧИК»

Александр Палий, историк:

— Я думаю, что досрочные выборы могут состояться в 2017-2018 году, этот парламент вряд ли досидит весь срок. Но, как на меня, для здоровой работы нужно лишь прекратить олигархический «мєждусобойчик», к которому прибегает, в частности, и «Батькивщина». Вспомните правки, внесенные депутатами этой партии в законопроект об аресте активов и спецконфіскацію (№4054). Они выхолащивают норму о конфискации преступных активов у третьих лиц и значительно ограничивают круг преступлений, в отношении которых может применяться спецконфіскація. Время партии, которые измеряют и демонстрируют корону честных, действуют в традициях Януковича, ставят на должности коррупционеров, срывают нужны законы, провозглашают популистские лозунги. Стабильность на сегодня — это не только курс гривны, это способность говорить правду.

Чи відбудуться дочасні вибори?
Александр Палий

А относительно коалиции, то парламент три дня голосует нужны законы, голоса для других нужных законов будут добирать за счет внефракционных. И за счет этого плодотворно работать. Поэтому не вижу поводов для тревог и заявлений о системные и институциональные кризиса. Это обычная политическая жизнь, порой трясет. А происходит продвижение нового? Безусловно. Возможно, не в том темпе, что нужно.

ВОЗМОЖНО, НУЖЕН ЕЩЕ ОДИН ТОЛЧОК ДЛЯ ОБНОВЛЕНИЯ

Евгений Головаха, социолог:

— Пока политики выглядят как неудачники: сформировали большинство, избрали правительство, дали новые обещания, но хватило их ненадолго. Наверное, разочарования закономерны, учитывая войну, но они категорически не хотят учить собственные ошибки 2004-2005 годов. Мы не единственные, кто живет в такой ситуации, но обычно эти страны в числе успешных и перспективных не считались.

Чи відбудуться дочасні вибори?
Евгений Головаха

От постмайданного периода — дежавю. Правительство теряет доверие, Президент, который также теряет доверие на его фоне. Обвинения соратников в захвате власти. Весь предыдущий опыт не учтен. Новые люди появились. Но они появились в атомізованому пространстве, им трудно интегрироваться в конструктивно-позивному аспекте. Они интегрированы в старые структуры, а если и создали «Самопомощь» (интересный феномен), то до сих пор не определяли ее идеологическую специфику. Она взяла тем, что новая. Но какая она — непонятно. Желательно было бы еще больше новых людей, которые могли бы интегрироваться в нечто новое. Возможно, нужен еще один толчок.

Не знаю, будут ли досрочные выборы, но если на конец года они состоятся, то, возможно, появится что-то реально новое. Не думаю, что досрочные выборы будут такими страшными. Они опасны тем, что могут увеличить количество Опоблоку и радикалов. Укреплять позиции бывших регионалов не хотелось бы. Но не исключено, что они дадут еще несколько десятков толковых и энергичных людей, которые смогут противостоять мейнстриму. Сейчас несколько таких есть, но они не составляют критической массы, которая могла бы изменить традиции украинского парламентаризма. Риск новых выборов большой, но, возможно, приобретение нескольких десятков новых лиц более оправдано, чем бесполезное хождение нынешних политических сил.

А насчет настроений общества: ситуация не безнадежная. Два года драм и бед могли бы значительно сильнее сказаться на социальном самочувствии, чем произошло на самом деле. Поэтому возможности выживания украинцев превышают показатели социологов. Это хороший показатель. Но выздоровление будет тяжелым, поэтому насколько их хватит — вопрос, на который трудно ответить.

Лана Самохвалова, Киев

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть