Политика

Системная коррупция дала системную трещину

Общество, осознав сколько у него воруют, раньше или позже, но обязательно за это спросит

Со дня, когда НАБУ задержало председателя ДФС Романа Насирова (2 марта), на страну накатился настоящий «девятый вал» информации о обыски, аресты, возбуждение уголовных дел против коррупционеров. Детективы с НАБУ и следователи Генпрокуратуры, будто в «соцсоревновании» между собой, добрались уже до высших госорганов, куда еще «не ступала нога» борцов с коррупцией – ДФС, НБУ, АМКУ, «Укрзализныци». И раньше, за три послемайданные годы, ловили «на горячем» взяточников, но такой, как сейчас, интенсивности и высокой статусности подозреваемых еще не было. Прямым подтверждением того, что украинским коррупционерам сейчас неуютно, есть и резкое в последние дни усиление «движения сопротивления» среди коррупционеров, имеем в виду известные факты из этого ряда – введение обязанности электронного декларирования доходов и состояний активистов общественных организаций, уставная деятельность которых включает борьбу с коррупцией, и, особенно, очевидные попытки срыва, формально — по техническим причинам, работы системы электронного реестра деклараций госслужащих.

Что это вместе означает? Или, вдруг, не решительное усиление борьбы с крупнейшим всеукраинским «драконом» — коррупцией, проще говоря – с воровством бюджетных (народных) денег?

В принципе, может быть две одинаково правдивые ответы, кому какая больше нравится. Первая: наказание или даже отстранение от должности того или иного коррупционера – это хоть и маленький, но шаг вперед, то есть, явление, безусловно, положительное. Вторая: поскольку замена одного казнокрада на должности другим не затрагивает основ системы, которая порождает коррупционеров, движения вперед нет, и это уже явление негативное.

Системна корупція дала системну тріщину
Директор НАБУ Артем Сытник и Генпрокурор Юрий Луценко

Как видим, ответы противоположные, но каждая имеет свою логику. Разбираться в противоречиях этих логик, выяснять конкретные мотивы того или иного шага правоохранителей, дошукуючись ответ более правдивая – не тема сугубо журналистского произведения. Это, по большому счету, тема исследований и диссертаций политологов и историков. Оставим это им. Из всего огромного объема информации на «антикоррупционную» тематику заметим лишь один не совсем заметный, но все-таки очевидный вывод.

Сегодня, при действующей власти, коррупция не является принципиально большей или хотя бы другой, чем пять, десять или двадцать лет назад. Она была и, к сожалению, до сих пор остается системным элементом организации и функционирования украинского чиновничества, а следовательно, и всего аппарата государства. И не только государства – взяточничество в той или иной форме стало неотъемлемой частью жизни всего украинского общества. Не зря же мы так часто употребляем термин «системная коррупция».

Тщательное сокрытие от общества реальных незаконных доходов высших чиновников – одна из немногих обязательных условий существования «системной коррупции». Да, и раньше все и всегда знали, что чиновники воруют, но без знания обществом конкретных цифр система могла успешно избегать общей ответственности, время от времени сбрасывая «балласт», то есть отвлекать внимание и возмущение людей из принципов функционирования системы на тех, кого в известной советской песенке называли «кто-то кое-где у нас порой».

Нынешняя ситуация с коррупцией принципиально отличается от той, которая была раньше, не количеством обысков или арестов. Это количество может снова уменьшиться. Принципиальная разница в том, что сегодня впервые в истории независимой Украины обнародовали (точнее – начали обнародовать) доходы от коррупции конкретных лиц, прежде всего – чиновников самого высокого ранга. О том, что первое обнародование деклараций госслужащих высшего ранга осенью прошлого года стало шоком для миллионов рядовых украинцев, сказано уже немало, но оно стало еще и трещиной в монолитном, выстроенной десятилетиями, если не веками, политической системе, при которой властная верхушка обогащалась за счет остального общества и не отвечала за это. И эту трещину уже никаким цементом не залечишь, она – смертельна. Все попытки восстановить «статус-кво» (а именно это – конечная цель и срыва работы сайта электронных деклараций, и приравнивание общественных активистов к госслужащим в вопросе декларирования доходов, и атаки на новосозданные антикоррупционные органы вроде НАБУ) могут лишь оттянуть агонию.

Если самая главная «военная тайна» системы – воруют, воруют массово и в грандиозных масштабах — перестает ею быть, значит система потеряла жизнестойкость, утратила функцию своего воспроизводства, а следовательно обречена на гибель, причем в ближайшем будущем. И жить ей осталось считанные годы или даже считанные месяцы. И в данном случае совсем не важно, из каких побуждений НАБУ или ГПУ проявляет активность – чтобы одолеть коррупцию, чтобы наказать конкретного чиновника или чтобы вместо казнокрада из клана конкурентов посадить такого же, но «своего». В жизни все эти мотивы вполне могут проявляться одновременно. Важно, повторим, что в любом случае разрушается фундамент, на котором коррупция держится. Ведь общество, осознав не только то, что воруют, но и сколько конкретно воруют, никогда с этим уже не смирится, и чуть раньше или чуть позже, но обязательно систему безнаказанного расхищения общественного добра уничтожит.

Юрий Сандул. Киев.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть