Политика

Россия снова рассчитывает на «блицкриг»

Росія знову розраховує на «бліцкриг»

В Кремле нет монолита, поэтому крымская провокация слеплена грубо и поспешно

Детали всей этой так называемой «крымской истории с украинскими диверсантами» и то, как Россия ее «раскручивает», показывают, что лепится она в спешке, без заранее продуманного плана, с очевидными «белыми нитками». Минимум правдоподобности, если вообще можно говорить, что она там есть, грубая дилетантская работа с выбором «террористов», истерическая риторика российских СМИ и официальных лиц, которой никто в мире не верит, и даже большинство россиян – тоже. Ответ Западу – «независимых подтверждений относительно заявленных Россией инцидентов нет» — дипломатично вежлив, а вариантов ее перевода на человеческий язык – много, и все неуважительные.

Росія знову розраховує на «бліцкриг»
Андрей Захтей — дважды судимый рецидивист, который сбежал от долгов в Москву. Предназначен Россией на роль «украинского диверсанта»

Успехи тактики и провалы стратегии

Почему так? Неужели профессиональные провокаторы и манипуляторы из Кремля и ФСБ вдруг потеряли квалификацию?

Не потеряли, конечно. Такие грубые ошибки в работе появляются только тогда, когда у исполнителей было очень мало времени для подготовки, а нервы напряжены до предела. То есть, говоря языком шахмат – цейтнот. Но, опять же, почему он возник?

Из общей ситуации, тенденции развития которой крайне негативные для России. От февраля 2014 года, когда Кремль решился на откровенное силовое давление на Украину, он достиг немало тактических успехов, которые выглядели особенно впечатляющими на фоне тогдашней украинской разрухи – аннексия Крыма, фактическое отторжение Донбасса, гибель тысяч украинских солдат. Однако стратегической цели – смены политического режима в Киеве с проукраинского на пророссийский – России достичь так и не удалось (как, кстати, и после российско-грузинской войны 2008 года). В Украине и сегодня есть масса факторов, которые ослабляют действующую власть, но пользы из этого России практически никакой. Потому что в Киеве ожесточенно конкурируют за власть проукраинские политические силы, а откровенно пророссийская – «Оппозиционный блок» — далеко не в центре этой конкуренции.

В то же время, силовая атака против Украины «подставила» Россию под санкции Запада. Что они обязательно будут – в Кремле не сомневались, и сознательно на это шли. Невозможно, действительно, отхватить часть чужой территории, и чтобы не было никаких санкций. Расчет Кремля был на другое: 1) объект, ради которого введены санкции (проукраинская Украина), быстро исчезнет, а значит санкции потеряют смысл, если не будет того, ради кого их вводят; 2) санкции вполне можно выдержать, если они не будут слишком длинными.

Расчет не оправдался, стратегия провалилась. Украина, как государство, удержала прозападную ориентацию, что, по сути, означает антироссийскую политику, а значит санкции не оказались короткими. Попытка Кремля через «минские договоренности» дожать Украину, сделать инструментами дипломатии то, чего не смогли сделать «гіркіни» и «ефремовы» в Одессе и Харькове, — тоже оказалась в целом неудачной, хотя сначала казалось, что вот-вот объединенные усилия России, Германии и Франции таки заставят Украину капитулировать в виде принятия особого статуса Донбасса, фактически контролируемого Россией, и молчаливого признания, что Крым де-факто является российским.

То есть, расчет на «блицкриг» — а только так может рассчитывать на победу страна, ресурсы которой значительно уступает совокупному объему ресурсов противников – не сработал, и конфликт (война) стал затяжным. Фактор общего объема ресурсов стал главным.

За прошедшие два с половиной года Россия очень «просела», дело уверенно идет к общего экономического и социального коллапса. Продолжать в таких условиях противостояния с Западом (Украину Кремль упорно не учитывает как значимую силу, и зря!) – прямой путь к краху.

Росія знову розраховує на «бліцкриг»

Новая попытка «блицкрига»

Россия оказалась в ужасном цейтноте. Время – стратегический фактор! – работает против нее. Извечное российское «Что делать?» в данной ситуации выходит с российского легендарного «Шеф! Все пропало! Гипс снимают! Клиент уезжает!». Казалось бы, не Украине с ее системными проблемами злорадствовать из положения России. Как говорится, «чья бы корова…» Однако, во-первых, российское «все пропало» в данном случае является сравнением не с украинской ситуацией, а с американской или немецкой, то есть – из «западной», потому что Россия именно Запад считает своим главным оппонентом и в общем, и в «украинском вопросе» в частности. Запад может не прибегать к резким, а потому рискованных, шагов, ему не печет, и время работает на него. Во-вторых, главное все-таки не в сложности текущей ситуации (повторим, в Украине она не менее тяжелая, чем в России, хотя и в совершенно других сферах), а в том, что у Украины есть стратегический путь к выходу из кризиса, а в России – нет. Точнее, он может появиться только тогда, когда снимут санкции и Россия выйдет из международной изоляции, что даст ей возможность привлечь западный капитал к спасению российской экономики.

Разумеется, Россия очень не хочет доводить конфронтацию с Западом до крайности, хотя бы потому, что без помощи Запада ей не выбраться из смертельно опасной экономического кризиса. Поэтому, собственно, перед Кремлем есть только два пути: 1) отступить, смириться с потерей Украины и думать только о том, как выйти из конфликта с минимальными потерями; 2) попробовать еще один «блицкриг», на этот раз – в виде прямой и откровенной угрозы большой войной, что заставило бы Запад, поскольку именно такой войны он боится больше всего, — не капитуляции, нет, — но до серьезных переговоров, на которых Кремль был бы равноправной стороной, и результатом этих переговоров был бы новый «ялтинский вариант» распределения сфер влияния.

«Крымская история» показывает, что Россия на данный момент выбрала второй путь. Очевидно, что он очень рискованный, а значит в Кремле не может быть единодушия относительно его выбора. Очевидно, что дискуссии имеют ожесточенный характер, ведь для этих людей речь идет не о каких-то нам мифические национальные интересы, а о личной судьбе, то есть личное пребывание при власти. Ибо, опять же – очевидно, что проигрыш в конфликте с Западом (Украины), как и почти неизбежный социальный взрыв в случае, если не остановить кризис, будет означать потерю власти как минимум частью нынешних кремлевских воротил. В Кремле есть люди (кланы), прочность которых основана на доходах от войны (армия, ВПК), а есть люди, зависимые от доходов торговли нефтью и газом, то есть – от нормальных отношений с Западом. А если нет единодушия, если принципиальное решение оттягивается через ожесточенность дискуссий до последнего момента, то времени для тщательной подготовки к новому «блицкригу», конечно, нет. Даже больше: можно предположить, что в Кремле есть люди, которые прямо заинтересованы, чтобы новый «блицкриг» провалился, а потому, соответственно, заинтересованы, чтобы «крымская история» была сшита «белыми нитками», то есть была неубедительной. Подобные прецеденты в российской истории уже случались (хотя бы история, как коллеги Хрущева за «шпиона» Пеньковского раскрыли Запада «блефову» игру Никиты Сергеевича во время карибского кризиса 1962 года).

Росія знову розраховує на «бліцкриг»
Путин фото: focus.ua

Логика крысы

К сожалению, всем этом приятном для нас видению ситуации и объяснению действий России, которое имеет свою логику, есть альтернатива, тоже со своей своеобразной «логикой». А что, как нет никакой спешки и плохо подготовленного наступления Кремля? Если логика, которой руководствуется и, главное, открыто демонстрирует Путин такой: «Я назвал Украину террористом, а значит я буду делать с ней все, что захочу, в том числе спущу на нее свою армию. При этом мне абсолютно наплевать, что думает по этому поводу Запад и даже, что он будет делать. Мне плевать, насколько убедительно слепленная «крымская история». Я знаю, что победа в открытом противостоянии с Западом мне не светит. Да, я — крыса, загнанная в тупик. Вы меня туда загнали, не захотев поступиться Украиной. Что же, теперь я и буду действовать, как крыса – буду бросаться на врага, совсем не думая, что он сильнее и что все для меня закончится в конечном итоге крахом. Мне это уже безразлично. Я – на краю пропасти, избежать падения я уже не могу, и все, что мне осталось – утащить в эту пропасть вместе с собой еще кого-то, кого смогу. Украину – прежде всего».

Всерьез думать над такой логикой Кремля – просто страшно. Если Кремль задействовал ее, тогда мир – и Украина в первую очередь – на пороге страшной беды. А самое страшное – если это так, если Кремль заранее продумал план действий согласно этой логики – то беду уже не отвести.

Юрий Сандул, Киев

P. S. Путин только что уволил главу администрации Сергея Иванова – главного «ястреба» кремлевской компании. Причем, уволил с демонстративным «опусканием» до уровня уполномоченного по вопросам экологии, природоохранной деятельности и транспорта. Первая наша реакция: относительно упомянутой возможности действий Кремля по логике крысу, загнанную в тупик – можно, кажется, слава Богу, перекреститься.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть