Политика

Правительственный кризис: когда элита и общество столкнулись лбами

Урядова криза: коли еліта і суспільство зіткнулися лобами

Выборов никто не хочет, но без них будет еще хуже

Казалось, что правительственный кризис, вызванный 3 февраля известным демаршем министра экономики Абромавичуса, уже на вечер следующего дня, после экстренного закрытого заседания Кабмина, на котором четверо из пяти министров, которые ранее заявляли о намерении уйти в отставку, вдруг дружно отозвали свои заявления, была преодолена. Так, временно, потому что главная формальная причина кризиса — общее (кроме, конечно, «Народного фронта») недовольство Арсением Яценюком — не устранена: он остается главой правительства.

В этом и заключалось, собственно, временное преодоление кризиса — Яценюк остается, а в отношении других чиновников — еще будут договариваться. «Кризис отложена, то есть — отложенная отставка Яценюка» — так можно обобщить оценку ситуации, единодушно сделанную тремя известными политологами — Андреем Золотаревым, Владимиром Фесенко, Вадимом Карасевым — на совместной пресс-конференции 5 февраля.

Урядова криза: коли еліта і суспільство зіткнулися лобами

ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Однако уже в понедельник, 8 февраля, ситуация снова обострилась. Две парламентские фракции из числа коалиции — «Самопомощь» и «Батькивщина» — категорически отказались видеть Яценюка главой переформатирующегося правительства. Такую же позицию озвучила и Радикальная партия Ляшко, которая хоть и покинула коалицию 1 сентября прошлого года, но готова была вернуться при определенных условиях. А без них у фракций Блока Петра Порошенко «Солидарность» и «Народного фронта», которые достигли, пусть временной, соглашения на сохранение действующего главы правительства, нет сил (голосов), чтобы это соглашение воплотить в жизнь. В понедельник лидер фракции «БПП» Юрий Луценко вынужденно признался журналистам: «По результатам сегодняшней встречи руководителей фракций с премьер-министром, к сожалению, должен засвидетельствовать, что имеем уже 100% политический кризис коалиции и правительства». На следующий день, 9 февраля, ситуация не прояснилась, а заседание совета коалиции при участии главы правительства вообще отменили.

Комментариев и оценок ситуации уж слишком много, что уже само по себе говорит о масштабности кризиса. Вадим Карасев на упомянутой пресс-конференции вскользь сказал, не детализируя: «Инструментов решения кризиса нет». Видимо, это (нет инструментов) самое главное, на что следует обратить внимание при попытках разобраться в причинах и возможных последствиях нынешнего кризиса (уже даже непонятно, как правильно ее называть — правительственная, политическая, системная, еще как-то?).

Прежде всего спросим: может ли лицо главы правительства быть первой причиной стопроцентной политического кризиса? Очевидно, что нет. Если бы это было так, то такой конфликт просто смешно называть политическим кризисом. Так, небольшая заварушка между власть имущими, которую обыватель даже не заметит, а если и заметит, то быстро о ней забудет.

Конечно, какое-то решение — лучше или хуже — в конце концов, таки примут. Времени для его выработки еще немного есть — до 16 февраля, когда в парламенте будут слушать отчет правительства. На этот день элиты должны как-то договориться, и эту договоренность оформить голосованием в сессионном зале. Стимул сверхважный — иначе события будут развиваться уже вне их, элиты, контролем. Однако уже сейчас очевидно, что упомянутая договоренность, даже если она будет, может только временно решить проблему, на системное принципиальное решение ожидать не приходится, ибо, как сказано, «инструментов решения кризиса нет».

У этого кризиса есть два пласта причин, условно — поуже и пошире. Поуже — это кризис отношений внутри элиты. Шире — кризис отношений между элитой и обществом.

Две политические силы — президентская и премьерская — не могут поделить власть. Не могут из-за того, что на последних парламентских выборах получили примерно одинаковую поддержку на выборах. И хотя внешне президентская сила выглядит существенно сильнее (большая фракция — 136 депутатов против 81 у «Народного фронта», высший политический статус Президента по сравнению с главой правительства, и еще несколько менее значимых факторов), это преимущество нивелируется требованием, которую некоторые называют элементарным шантажом «Народного фронта»: если наш лидер не премьер, тогда нет коалиции, нет парламента, а есть досрочные выборы.

Урядова криза: коли еліта і суспільство зіткнулися лобами

Этот шантаж пока что срабатывает, потому что выборов не хочет никто, включительно с нашими западными партнерами. Выборов не хотят даже оппозиционеры из «Оппозиционного блока» (хотя на публику они охотно врут, что хотят), потому что нет никаких гарантий (и социология это подтверждает), что бывшие регионалы смогут на новых выборах получить больше, чем сейчас, депутатских мандатов, не говоря уже о победе, которая дала бы им возможность формировать исполнительную власть.

Но в том, что две провластные политические силы «вошли в клинч», есть и более серьезная причина, чем приблизительное равновесие между ними в парламентских раскладах. Дело в том, что наша исполнительная власть неестественным образом разделена на две части, и это разделение зафиксировано в Конституции. Кто является главой исполнительной власти — Президент или премьер? Однозначной, понятной каждому рядовому гражданину, ответа нет. Конституция говорит одно, а граждане уверены, что Президент, причем — по той простой причине, что в сознании гражданина Президент вообще первый и ответственный за все, что творится в стране. Можно сетовать на невысокую политическую грамотность рядового украинца, но никакие разъяснения ему политологических истин или конституционных положений не перевесят его уверенности, что Президент — «всему голова». Потому что иначе с какой стати мы выбирали его всем народом? К тому же, если бы дело было только в ошибках малообразованного в політграмоті рядового избирателя! Президент Украины (и не только нынешний) всегда уверен, что он главный в этой стране, а потому все другие чиновники, депутаты, даже судьи должны признавать эту поверхностность и вести себя соответственно.

НАШ ПРИНЦИП – ВЛАСТЬ НЕДЕЛИМАЯ!

Вопрос о власти является вопросом номер один политики во все времена и у всех народов. Пока этот вопрос не решен, политическая элита, прежде всего — властная элита в принципе не способна решать любые другие государственные и общественные проблемы, включая вопросы войны и мира, как сейчас в Украине. Применительно к нашей нынешней ситуации, это можно сформулировать так: нет смысла требовать от Порошенко и Яценюка осуществление необходимых для развития страны реформ, пока они не выяснят между собой, кто из них главный, и кто чьи указания должен безусловно выполнять.

В демократических странах Запада вопрос власти решен утверждением четких правил (законов) организации и периодической смены власти через выборы, ее структуры, прежде всего — недвусмысленное деление на три независимые друг от друга основные ветви власти — законодательную, исполнительную и судебную. Все это подкреплено контролем многочисленных мощных организаций гражданского общества, реальной свободы слова, независимых от государства СМИ. Отсюда (что, возможно, самое важное) — понятный и эффективный порядок ответственности власти перед обществом. Поэтому на Западе есть практически безотказный инструмент решения любых кризисов и внутри элиты и внутри общества.

У нашей системы власти, которая досталась Украине в наследство от УССР, четкость имеют только два взаимосвязанных компонента: 1) единый центр власти, который реально совмещал в себе и законодательную, и исполнительную, и судебную функции; 2) тщательно выстроенную систему избежания ответственности власти за свои действия перед обществом. Принцип «нарушить писаный закон и не быть наказанным за это» получил усезагального характера, им без ограничений руководствовались и руководствуются и олигархи, воруя у страны миллиарды, и подростки-мажоры, сбивая людей на папиных BMW и «Порше». И что там не было бы записано в наших законах, начиная с Конституции, а элита живет по своим — неписанным, главный из которых можно сформулировать предельно четко и коротко: власть является единой и неделимой! Этот принцип, безусловно, советского, точнее — российского происхождения. В его рамках различным группам политической элиты можно и нужно договариваться мирно или даже через острые конфликты — о внутреннем распределении властных полномочий и возможностей, но обязательно без участия общества. Бутафорский разделение на различные ветви власти и их обособленную ответственность перед обществом предназначен только для тех, кто не входит в элиту.

«Дуализм» исполнительной власти, заложенный в Конституции образца 2004 года, сильно усложняет украинской элите процесс внутренних договоренностей о том, кто и в какой степени допущен к власти, то есть — до «корыта». Усложняет, но не делает невозможным, поскольку элиты договариваются между собой, как уже было сказано, без особой оглядки на писаные законы. Механизм (инструмент) для разрешения конфликтов и кризисов внутри элиты давным-давно выработан, не раз эффективно применялся, хотя, конечно, не отражен в писаных законах. Интересно, что одним из вариантов этого неофициального механизма являются выборы, в том числе — досрочных. Однако применяется он только тогда, когда элита (точнее — та ее часть, которая на тот момент занимает вершину официальной власти) уверена, что сможет надежно контролировать итоги выборов. Одним словом, если бы нынешний кризис вокруг правительства и Яценюка не выходила за общие рамки властной элиты, то путь ее решения виднайшовся бы быстро и привычно, в том числе, возможно, с помощью досрочных выборов.

Однако в том-то и дело, что сегодня в Украине серьезный конфликт во власти уже невозможно удержать в привычных для украинской элиты пределах. Украинское общество в лице его наиболее активных представителей (это те, кого обычно несколько условно называют общественными активистами или гражданским обществом) активно и бесстрашно вмешивается во все действия власти, требуя, по сути, чтобы его признали равноправным участником процесса решения вопрос номер один — вопрос о власти. Это и обусловило появление широкого пласта причинам, которые сделали нынешний кризис таким глубоким.

Урядова криза: коли еліта і суспільство зіткнулися лобами

ДЖИН ВЫРВАЛСЯ ИЗ БУТЫЛКИ

Следовательно, властный кризис уже не получается решить «договорняками» между различными группами элиты без участия общества. Раньше удавалось, а сейчас нет. Почему?

Сейчас мы имеем необычно активные, как для Украины, действия гражданского общества. Вызванные, в свою очередь, глубиной разочарования неосуществлением майдановских мечтаний и нежеланием от этих мечтаний отказываться. То есть, инерция Майдана за два года не только не ослабла, а, похоже, даже усилилась. Образно говоря, привычно решить свои властные проблемы «подковерно» элите не удается, потому что не-элита постоянно поднимает край «ковра», чтобы все видели, и сует туда своего носа.

А за первыми рядами общественных активистов уже скапливаются миллионные массы на их молчаливую поддержку. Эта ситуация очень похожа на бои «Правого сектора» и других радикалов с Майдана «Беркутом» на Грушевского. Тогда тоже дрались с милиционерами сравнительно немного майдановцев, по крайней мере «беркутят» и «вэвэшников» было не меньше, а, может, и больше. Но за спинами майдановцев, на Европейской площади, постоянно собиралась толпа где-то так тысяч на десять, и это сдерживало силовиков от общего наступления.

Эти миллионы появились, потому что экономика за последние два года резко упала, и количество недовольных властью растет в геометрической прогрессии. Это недовольство уже уничтожило до нуля рейтинг «Народного фронта», но это явно не конец — должны быть следующие «жертвы». Ресурсная материальная база страны, которой полностью распоряжается элита, «похудел» настолько, что из нее уже невозможно выделить такую долю для народа, чтобы его подавляющее большинство не бунтовала даже в мыслях и вообще не интересовалась политикой. Ранее такая доля выделялась, потому что советского наследия хватало и на нее, и на резкое обогащение элиты. Сейчас же украинская элита уже не способна из-за падения экономики одновременно решать две задачи: 1) собственно обогащение; 2) предоставление обществу минимально необходимых материальных благ, которые бы сдерживали его от общего и активного недовольства властью. За масштабное разворовывание страны раньше или позже приходится расплачиваться. И не только тем, у кого воровали, но и, как видим, и тем, кто воровал. Если бы элита сегодня могла существенно уменьшить свои аппетиты (снизить коррупцию), тем самым увеличив долю для народа, то она легко бы нашла выход из кризиса. Однако уменьшать аппетиты элита не хочет, причем не хочет так упорно, что уже возникают сомнения в его политической адекватности. Как выразился по схожему поводу один из фейсбучных авторов: классовая солидарность преобладает инстинкт самосохранения. Эта неприкрытая жадность элиты привела к тому, что сейчас экономика Украины глубоко в яме, и объяснить это людям войной с Россией уже не получается. Не верят.

«Инструментов решения кризиса нет» — это и про заложенный в Конституции «дуализм» исполнительной власти, а еще больше — об отсутствии механизма (официального и неофициального) решения такого, как сейчас, масштабного противостояния элиты и общества. А как же выборы? Вот универсальный механизм! Пусть народ скажет, кому он доверяет больше — Президенту или премьеру, БПП или «Народному фронту», или, может, какой-то другой части элиты!

Выборов наша элита не хочет, причем — все без исключения парламентские фракции (на чем, собственно, и играет ультиматум «Народного фронта» относительно премьерства Яценюка). Собственно, она их никогда не хочет, даже дежурных, не то что досрочных. Однако ранее украинская политическая элита не раз прибегала к досрочным выборам, как способа решения своих споров, и всегда это приносило успех. Почему же так упорно не хотят выборов в этот раз? А потому, что контролировать выборы, как раньше, уже не могут из причин упомянутой гиперактивности общества (пример — выборы мэра Кривого Рога). Если бы выборы, как говорят социологи, проходили в ближайшее воскресенье, то их итоги были бы убийственными не только для «Народного фронта». Элита охотно проводит выборы, когда политическая активность общества минимальна, когда абсолютная (на уровне 90 — 95%) большинство избирателей относится к выборам безразлично, и тогда их голосами можно манипулировать разными способами — от покупки голосов за несколько сотен гривен до прямой фальсификации проколов избирательных комиссий. Соответствующих «избирательных технологий» — тьма-тьмущая, обученных и испытанных специалистов «избирательного процесса» — не менее, опыт легализации итогов контролируемых выборов в глазах общества и международных наблюдателей — богатейший. Однако нужен властной элите уровень безразличия избирателя можно обеспечить лишь тогда, когда этот избиратель чувствует себя в материальном плане более-менее спокойно, когда у него есть надежный заработок и уверенность, что, по крайней мере, в ближайшие годы ему не грозит все это потерять. Тем временем сегодня социология выдает страшные для власти в частности и элиты в целом данные о неслыханных ранее проценты недовольных властью, готовых выходить на акции протеста и даже готовых взяться за оружие. Поэтому когда, как сегодня, активность (а она может быть только антивластной) общества выросла настолько, что испытанные за предыдущие два десятилетия «избирательные технологии» просто страшно привлекать, тогда у власти (элиты) просто нет и быть не может никаких гарантий относительно конкретных результатов таких выборов. Другими словами, выборы до сих пор были в Украине методом решения определенных споров между различными группами элиты, но никогда — как метод разрешения спора между элитой и обществом. То есть, элита не боится перераспределения голосов избирателей между, условно, БПП, «Народным фронтом» или «Оппозиционным блоком», а того, что выборы заведут к нынешней элиты такую мощную группу «новичков», которые старая элита просто не сможет «ассимилировать» (она еще не успела до конца «переварить» тех новичков, которые зашли в парламент в 2014 году). И тогда новая элита просто выбросит старую на помойку.

Урядова криза: коли еліта і суспільство зіткнулися лобами

ВЫБОРЫ И РЕВОЛЮЦИЯ

Без выборов кризис только обостряется. Даже если «Народный фронт» (или его существенная часть) согласятся на нового премьер-министра ли действующая коалиция договорится на каких новых условиях со старым премьером — это лишь отсрочит, но не решит проблему. А она заключается в том, что без изменения основ функционирования властной элиты через кардинальные конституционные изменения вывести страну из кризиса уже невозможно. Изменения вроде новой патрульной полиции и вообще реформы под лозунгом «шаг за шагом» — сами по себе, без существенного улучшения социально-экономического состояния страны, элиту уже не спасут. «Экономика падает!» — вот первопричина перманентного кризиса, в которую втянулась и элита, и вся страна. Эта первопричина и сталкивает лбами не различные группы внутри элиты, а элиту и общество. «Экономика падает!» — означает, что к активной политической драки приобщаются уже миллионы до сих пор инертных рядовых избирателей. Взрыв этих миллионов (их активные действия) может случиться совершенно неожиданно. Собственно, такой взрыв только и случается неожиданно… для элиты.

Преодолеть системный кризис с помощью действующей Конституции невозможно, потому что она так написана, что для этого непригодна. Наша элита десятилетиями решала все вопросы без оглядки на конституционные нормы, и сегодня имеет проблему: те неформальные механизмы, «понятия», посредством которых до сих пор только и решались политические и все другие кризисы, исчерпали свой ресурс, они уже не пригодны к использованию в новых нынешних политических условиях. Все, грубо говоря — «бобик сдох». Неформальные иссякли, а формальные (Конституция и другие законы) не годятся, ибо до сих пор служили лишь ширмой для неформальных.

Упрямое стремление украинской элиты любой ценой не допустить общество к решению главного вопроса — о власти — может довести кризис до такой страшной глубины, что и выборы уже не помогут. Потому что если дело дойдет до кардинальной, а не плавной, постепенной, изменения политического строя в стране, то такое в принципе не решается на общих собраниях общины». Это — революция. Она может быть кровавой, может наоборот — за мирными договоренностями между элитой и обществом, но что обязательно — так это то, что революционное задачи решает активное революционное меньшинство общества (и элита может стать частью этой активной меньшинстве, если инстинкт самосохранения перевесит все другие), четко организована и структурирована, хорошо управляемая и с четким осознанием, чего она хочет, что именно делает и с какой очередностью.

Для мирной революции уже сегодня и элита, и общество должны прийти к согласию в том, что нам нужна новая Конституция, которая утвердила бы понятную для общества единство исполнительной власти, чтобы народ четко знал, с кого должен спрашивать. Надо, наконец, определиться, кто должен ее возглавлять — всенародно избранный Президент или премьер, назначенный всенародно избранным парламентом. Никакого разделения, как сейчас, когда Президент назначает нескольких министров, всех глав местных госадминистраций, да еще и контролирует часть правительства через свою фракцию в парламенте. Нам, наконец, надо решительно отделить от исполнительной и законодательной власти на власть судебную. Никакие аттестации-переаттестации, ни одно частичное или полное освобождение судей проблему независимости судей не решит. Судьи должны быть порождены таким же источником власти, и Президент (правительство) и парламент — народом, то есть всенародным голосованием, и иметь гарантированное законом (желательно — Конституцией) безусловное финансирование из государственного или местного бюджетов. Контроль (за назначения и увольнения) над государственными органами, которые отвечают за борьбу с коррупцией (начиная с генерального прокурора), должны осуществлять суды, а не Президент, правительство или парламент. Наконец, нам нужна реальная децентрализация, краеугольный камень которой — гарантированное органам местного самоуправления на уровне Конституции твердая доля всех поступлений от различного рода налогов. Другими словами, Украине нужна принципиально новая Конституция, которая утвердила бы принципиально новую демократическую систему власти, действующая такой трансформации уже не поддается. Только тогда Украину не розриватимуть кризисы, подобные нынешнему.

Юрий Сандул. Киев

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть