Политика

Почему молчало СБУ по поводу своих «секретных тюрем»?

Украинское законодательство, принятое в мирное время, не могло учесть всех нюансов гибридной войны. Это придется делать сейчас

В четверг СБУ, наконец, на официальном уровне заявила, что никого под стражей незаконно не удерживает. От понедельника, когда в СМИ просочилась информация, что согласно списка международных правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch, 13 таких людей было уволено, прошло четыре дня. Почему СБУ настолько опоздала с реакцией на скандальное заявление? Ибо можно было вообще не отвечать: в Украине идет война, а она не делается «в балетках». Почему ответ все-таки дали? Уже 5 сентября Украину посетит делегация Подкомитета ООН по предупреждению пыток и других жестоких, нечеловеческих или таких, что унижают достоинство, видов обращения и наказания. То есть молчать «до упора» украинской стороне отнюдь не выпадало.

Чому мовчало СБУ з приводу своїх «секретних тюрем»?

На фото: Василий Грицак — глава СБУ

Председатель СБУ Василий Грицак 1 сентября на брифинге в Харькове сказал: «У нас нет тайных тюрем». И добавил, что уже поручил провести расследование для проверки информации о якобы увольнении 13 человек из «секретной тюрьмы» СБУ в Харькове. «Я не исключаю – сказал Василий Грицак — что могу чего не знать».

«Укринформ» попытался узнать некоторые подробности этого дела параллельно с господином Грицаком. Конечно, права человека, их безусловный защита – это истина абсолютная и дискутуванню не подлежит. И мы не будем забрасывать уважаемым международным организациям то, в чем их часто обвиняют, в частности, предвзятость в отношении Украины. Правозащитники действуют согласно установки: есть международные нормы и акты, под которыми стоит подпись Украины, — их надо соблюдать. То, что та же Российская Федерация вообще нарушила все мыслимые нормы мирового правопорядка, что, в частности, и привело к «украинским нарушений» — Human Rights Watch обходит стороной. И тут нечего возразить, ибо все равно не услышат. Давайте о подробностях.

«Укринформ» обратился к известного украинского правозащитника Евгения Захарова: что вы знаете и что думаете по поводу «секретных тюрем» СБУ?

Евгений Захаров: «Большинство из этих людей были задержаны еще в 2014 году. Относительно их количества – там много напутано. Это люди, которых подозревают в совершении преступлений, связанных с терроризмом, с поддержкой терроризма, поддержкой террористических организаций. Или же обвиняемые по статье 110-й Уголовного кодекса «Сепаратизм». Или «Государственная измена» — в УСБ есть и такие. Есть 109-я статья. То есть это все преступления, которые связаны с военным конфликтом, и направлены против Украинского государства. Так утверждает обвинение. Здесь надо заметить, что когда говорят об обмене пленными и пленными с обеих сторон, то с украинской стороны отдают таких людей. Как именно? Им предлагали подписать согласие на обмен, а за это дело обещали закрыть, или не нарушать, а потом – отпустить. Посмотрите на решения, которые в немалом количестве выносили украинские суды: состав преступления бесспорный и тянет на достаточно суровое наказание, а приговор – условный. А вот, куда эти люди попадали потом, как обеспечивалось то, чтобы они гарантированно оставались на расстоянии доступа СБУ к запуску процедуры обмена — неизвестно. Возможно, их и удерживали в «тайных тюрьмах», в каких-то помещениях, которые принадлежат СБУ, но с другими «табличками на дверях», ведь украинская спецслужба не имеет урегулированных законодательством полномочий на следственные изоляторы. Так, в СБУ есть один, так сказать, полулегальный изолятор временного содержания в Киеве, который находится по адресу: Аскольдов переулок, 3. Но, еще раз повторяю, Законом он не предусмотрен, он действует только согласно нормативного акта СБУ.

Чому мовчало СБУ з приводу своїх «секретних тюрем»?

«Укринформ»: но ведь это все и есть нарушение прав человека…

Есть.С: Так. Следует отметить, что арестованы СБУ люди не имеют ни возможности обратиться к адвокату, ни воспользоваться правом первого звонка. Все, что происходит в СБУ, абсолютно непрозрачно и не соответствует Уголовно-процессуальному кодексу. Конечно, следователи предлагают бесплатного адвоката, но я бы не рискнул назвать его независимыми. Чаще всего, он тесно связан со Службой безопасности. Других адвокатов задержанному вызвать трудно, за плохую коммуникацию с внешним миром. Раньше я также об этом писал, но, к сожалению, мои сообщения игнорировались. Когда же об этом заявили Amnesty International и Human Rights Watch, то реакция была быстрой».

Итак, картина вырисовывается примерно такая. «Секретные тюрьмы СБУ» — это, как ни странно, явление родственное, например, с массовыми побегами подозреваемых в коррупции в места, куда или вообще не достает рука украинской Фемиды, или достает с очень большими проблемами. Законодательство по поводу досудебной процедуры принималось во времена, когда никто и не думал о возможности наступления подобных обстоятельств. Чиновничество підстрахувалося разнообразными «подозрениями» и «залогами», а всей процедуре было предоставлено подчеркнуто цивилизованных, европейских черт. Кто будет с тем спорить? Но ведь Европа не ведет гибридной войны и не меняет чужих на своих в пропорции три к одному.

Собственно, нужно то, о чем говорится давно, — достаточно серьезные изменения в законодательство, которые, оставляя его цивилизованным и европейским, все же учитывали то, что называется «национальными особенностями» с одной стороны, и требования времени, который еще не скоро закончится, – с другой.

Мирослав Ліскович, Киев

P. S. Начальник управления СБУ в Харьковской области Эдуард Кріцин показал журналистам «тайную тюрьму СБУ» которую там называют «помещением сектора обеспечения досудебного следствия». Как передает корреспондент агентства Интерфакс-Украина, Кріцин показал 4 комнаты: две для допросов и других следственных действий, одну для отдыха сотрудников и одну — для приема пищи. На момент прихода журналистов все помещения были пустыми.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть