Политика

Операция «Ы-нтер»: провокация для G20 или нетерпение радикалов?

В общественном мнении Интер остается пророссийским каналом, который подпитывает советское сознание и формирует лояльность к России

Вопрос об аннулировании лицензии телеканала «Интер» серьезно встал в январе 2015 года после Новогоднего концерта, где играли советские песни и номера запрещенных в Украине человек. Тогда было заседание Нацсовета, на котором Юрий Стець сошелся в жестком клинче с защитником Интера Юрием Павленко. Тогда на заседание Нацсовета от Интера пришла юрист, менеджмент канала закопошився, начал оправдываться, и дело замяли.

Прошло полтора года, в августе 2016 года в концерте по случаю Дня Независимости (а все концерты там ведет Анастасия Даугуле, которая постоянно озвучивала фейковые новости во время Майдана) не принимали участие персоны нон-грата, но он был полон ностальгии по каким-то прошлым, то ли советского, то ли «региональным». Казалось, что сценарий писался недавно видвореною из Украины Марией Столяровою.

Вчера неизвестные подожгли телеканал «Интер», и это стало главной вечерней темой всех эфиров. Публика соцсетей разделилась пополам. «Гори-гори ясно, — приговаривали одни — обзывая канал информационной помойкой». «Это недопустимо, это удар по Украине», — повторяли другие.

Я пересмотрела программу «Подробностей недели», которая вышла на полчаса позже своего обычного выхода в эфир возле разоренного помещения студии. Все приглашенные гости выражали сочувствие канала, а увидеть на крыше помещения знакомую журналистку, которая пряталась от огня (параллельно шли ранее снятые кадры), было совсем нерадостно.

Для непосвященных поясним структуру телеканала. Телеканал «Интер» — это две компании, одна производит новостной продукт («Подробности», «Подробности недели», «Черное зеркало»), вторая отвечает за сериалы, концерты, ток-шоу и тому подобное. Первой («Национальные информационные системы») де-факто руководит Игорь Шувалов. Второй — Анна Безлюдная. Первая — это сфера Левочкина. Вторая — владение Фирташа. Так мне объясняли в свое время журналисты канала. Между двумя группами, двумя руководителям, по словам журналистов «Интера», всегда был и есть если не конфликт, то напряжение.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Анна Безлюдная / Фото: www.facebook.com

«Информаторы» считают, что они делают достойный продукт, в то время как Безлюдная наполнением канала просто делает терапию поддержки советского сознания. Поговаривали даже, что Левочкин был бы не против, если бы его солидный партнер отправился бы в не столь отдаленные места в США, а руководительница Интера вышла бы из руководства канала. Тем не менее, когда в прошлом году над Интером после новогоднего концерта нависла угроза лишения лицензии, корреспонденты стали активно его защищать.

Нарратив об относительно честных журналистов (там есть реклама Опоблока — а кто не рекламирует инвестора, есть и реклама молодых политических дарований Левочкина — то же самое на других каналах бывает, это не болезнь одного только Интера) и совковый Интер имел бы право на жизнь, если бы не скандал с Марией Столяровою.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Мария Столярова

Жизнь и выложенное в сеть переписку бывшего креативного продюсера, сейчас депортированої лица, показало, что Игорь Шувалов для руководящей позиции перекупил у российского телеканала журналистку, которая практически публично транслирует свою ненависть к Украине, а сама редакционная политика согласовывалась с «министром информации» так называемой «ДНР». Более того, нанимая на работу, он точно знал, кого берет, ведь на ее аккаунте были ее фото с сепаратистами. А это уже ставит вопрос — а действительно ли Группа Дмитрия Фирташа выкупила у россиян их часть в пакете Интера? Или это была опереточная соглашение, по которому россияне просто прятались от глаз украинской власти и украинских возмущенных зрителей, а Игорь Шувалов, чтобы не оставлять отпечатков пальцев такого сотрудничества с РФ, взял на работу «специальную девушку»? Или, как версия — может эту «специальную девушку» ему подсказали взять из Москвы «специальные люди»?

Скандал с перепиской Столяровой не ограничился одноразовым информационным всплеском, СМИ продолжали анализировать ее откровения по поводу Украины и ее «мелких людишек».

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Арсен Аваков

Министр внутренних дел Арсен Аваков пять дней назад публично призвал разобраться с этой ситуацией СБУ: «Идеолог информационной политики Интера, гражданин России Шувалов должен быть выслан из страны. Относительно Левочкина и его политических выкормышей на российские деньги — необходимо беспристрастное расследование и публичное объявление результатов! Терабайты имеющихся фактов невозможно подделать, как невозможно скрыть и замолчать!» СБУ устами спикера заявила, что служба проводит лингвистически-психиатрическую экспертизу телесюжетов канала. Спираль раздражение раскручивалась, экспертиза затянулась. Можно было бы сказать, что подвели ее сами АТО-шники. Арсен Аваков уже вечером после поджога заявил: «Лица, которые организовали в воскресенье пикет у здания, где расположен офис компании «Национальные информационные системы», которая производит программы для телевизионного канала «Интер», раньше служили в 30-й бригаде Вооруженных сил Украины».

Но, например, блогер и писатель Сергей Иванов убежден, что пожар был организован самим Шуваловым, который должен отмыть свою репутацию, чтобы иметь возможность залишитася в Украине как российскому агенту.

Кстати, Сергей не единственный, кто предполагает, что менеджмент канала устроил себе такую операцию «Ы» с инсценировкой поджога, в которой языки пламени не оставят следа на «безупречной» репутации Шувалова.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Игорь Шувалов

Являюсь зрительницей различных каналов, в том числе и Интера. И новостной блок там действительно разный. По субъективному мнению автора, разделить канал, как пытаются сделать его владельцы, уже невозможно. Точнее, невозможно разделить по принципу: репутационные убытки — Безлюдной, а заслуги за хорошие сюжеты (а международные сюжеты там качественные) — Шувалову. Категорически невозможно. Да потому что общее содержание самого канала обнуляет даже иногда хорошие новости. Да потому что в независимость Игоря Шувалова после Столяровой уже никто не верит. Поэтому канал в общественном мнении остается тем, чем он есть на самом деле: пророссийским, который подпитывает советское сознание, формирует лояльность к России и обостряет раздражение к власти. Более того, акционерам канала стоит понимать: их канал смотрят не только пенсионеры, но и воины АТО, менее советские, которых не так легко убедить. Также ясно и другое: медиа-раскрутка перестала восприниматься, как только бизнес политтехнологов, которым все равно, где работать. И раскрутка на Интере того или иного политика всегда будет вызывать вопрос: чей это мальчик, и как он будет рассчитываться с хозяином.

В любом случае, ситуация тянет за собой следующие вопросы. Поджог Интера — это переполненная чаша гнева наших радикалов или спецоперация по нанесению имиджевый вред Украине?

Кстати, поджог, который мог бы отодвинуть в сторону переписку Столяровой, уже в преддверии новой парламентской сессии раскрутил новый виток конфліктувже политического. Когда пишется материал, на согласительном совете парламентских фракций обсуждается не только сам поджог, но и письма Столяровой, в которых она признает, что сделала депутатами с помощью эфиров большую часть Верховной Рады. Некоторые из нардепов требуют от «пиар-клиентов» Столяровой даже сложить мандаты.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Интер

Бросается в глаза также, что поджог (самоподжог?) состоялся за день до встречи Путина и Обамы. Поэтому интересно, почему поджигали информационную службу на Щусева, а не здание канала на Дмитриевской? И, наконец, что может произойти дальше, какой оптимальный выход их положения. Эти вопросы мы обсудили с экспертами.

«Видеть «руку Кремля» в провокации преждевременно, но понятно, что для российской пропаганды ситуация выгодна, — считает секретарь Национального Союза Журналистов Сергей Томиленко. — Чтобы не определять голосованием в Фейсбуке, кто именно курил телеканал («патриоты», ФСБ или менеджмент телеканала, или еще кто), должна эффективно и оперативно сработать правоохранительная система.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Сергей Томиленко

В то же время, мы в НСЖУ неоднократно подчеркивали, что в Украине имеет место системная безнаказанность за преступления против журналистов. И убийства, и избиения, и нарушения прав работников медиа должным образом не расследуются и в судебном порядке не наказываются. Это или сознательное нежелание милиции, облпрокуратуры-судов или за низкую квалификацию правоохранителей. Поэтому расследование дела с погромом «Интера» — это еще один вызов обновленным силовым ведомствам, как и расследование убийства Павла Шеремета.

Действительно, к редакционной политике «Интера» и его новостного партнеру «НОС» — много вопросов. И менеджмент канала должен объяснять свою позицию, обосновывать, что не сотрудничает с внешними российскими консультантами, или прекратить такое сотрудничество. Отсутствие публичной позиции телеканала позволяет в нашем очевидно «перегретом» обществе приписывать «Интеру» все смертные грехи и вдохновлять радикалов».

«Ситуация с поджогом совершенно недопустимо для цивилизованной страны, — считает Оксана Романюк, исполнительный директор Института Массовой Информации. — Но выводы из ситуации должны сделать обе стороны. Конечно, основная нагрузка ложится на правоохранительные структуры.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Оксана Романюк

Эти люди должны максимально быстро расследовать поджог, а вчерашние заявления министра Авакова были поспешными. Но есть вопросы к руководству «Интера». На мой взгляд, телеканал так или иначе разжигал агрессию, вражду. Чего стоит только концерт на день Независимости! И таким образом канал подвергал опасности своих сотрудников. При этом две структуры Интера кивали друг на друга, открещиваясь от «деяний» друг друга.

Когда имела место ситуация со Столяровою, Интер делал заявление, что они не имеют отношения друг к другу. А НОС при случае кулуарно говорил то же самое про Интер. Но и разжигание вражды, и риски для рядовых сотрудников — это ответственность руководства канала.

Далее, актуализирован вопрос Национальных Информационных Систем. Напомним, что НОС считается продакшн-студией, то есть новостной блок фактически выведен из-под действия национального информационного законодательства. Продакшн по этому закону не является субъектом. И это вопрос к Нацсовету. Почему действие профильного закона не распространяется на такую структуру как НОС, новостной блок на крупнейшем канале?

Но все-таки, поджог канала — не патриотизм, а варварство. Если это, конечно, не провокация. Чего я тоже не исключаю, но жду оценки правоохранительных органов. Они должны максимально качественно расследовать поджог. Но также качественно и оперативно они должны расследователь кейс Столяровой, чтобы снять истерию вокруг телеканала. Правоохранители должны отчитаться, что они провели следственные действия, что они возбудили уголовные дела. А поскольку общество не получает этой информации, то ему кажется, что система не работает, а інформбезпеку никто не защищает. Ну и результат — попытки таких расправ».

Олег Покальчук, социальный психолог: «Планирование и радикализм, на мой взгляд, вещи мало совместимые. Возможно, так и следствием становится то, что приходится комментировать какие-то пшики. Если это спецоперация по нанесению имиджевой вреда, то я невысокого мнения об ее авторов, в основном это медийные аферисты.

Операція «И-нтер»: провокація для G20 або нетерпіння радикалів?
Олег Покальчук

Конечно, есть колоссальное общественное ожидание прямых карательных акций, безразлично, будут ли они от власти или от народа. Минский краник перекрыл давление в одном месте, и оно обязательно лопнет в другом. Зимой 14-го мы спорили так же относительно очевидно театрализованных нападений на милицию на Банковой. Но время сделало свое, и упоминавшееся уже воспринимается однозначно как позитив.

Тут такая ситуация. Практика всегда является кошмаром для теоретика. Мой опыт говорит, что наиболее эффективно используют «втемную» истинные намерения, тут и алиби, и все остальное».

Вместо эпилога. Вчера, когда я видела, как горел канал, то ловила себя на мысли, что мне не нравятся такие вещи. Но мне страшно представить, что сделали бы в Москве с украинским телеканалом, если бы российская власть предоставила разрешение на его трансляцию. Впрочем, предположения бессмысленны — в России нет ни одного проукраинского телеканала.

Лана Самохвалова, Киев

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть