Политика

На Донбассе война «замораживается», а между Западом и Россией только начинается

На Донбасі війна «заморожується», а між Заходом і Росією тільки починається

Однако в недалекой перспективе нового «формата» не будет – ни «будапештского», ни какого другого

Можно с уверенностью говорить, что война на Донбассе уже «заморожена». Конечно, это не означает прекращение стрельбы и, соответственно, гибели солдат и гражданских из зоны обстрелов, но означает, что вариант «большой войны» окончательно стал практически нереальным. Российская трактовка «минских соглашений», некоторое время навязывали Украине совместно и Запад, и Россия, уже не является определяющим для характера переговоров в рамках «нормандского формата», а украинское трактование ним быть не может, поскольку Россия с этим никогда не согласится. Следовательно, можем говорить о «замораживании» не только действий военных, но и дипломатов. Другими словами, «нормандский формат» и его дитя – «минские соглашения» тоже оказались в тупике, когда, как говорится, и ни туда, и ни сюда.

Казалось бы, это превосходный момент, чтобы поднять вопрос о изменении дипломатического «формата». Логично, правда же? Один «формат» не работает – давай другой! Тем более, что этот «другой» давно на слуху – «будапештский», причем со своей «железной» логикой, по которой там должны собраться те страны, которые когда-то, забирая наше ядерное оружие, гарантировали нам нашу территориальную целостность. Тем более, что Будапештский меморандум, подписанный главами государств, ратифікованиий парламентами и зарегистрирован в ООН, в отличие от Минских соглашений, которые и близко не дотягивают до такого уровня легитимности.

Однако, к сожалению, все это формальная, линейная, логика. В реальной жизни господствует логика сложнее. Именно по ее законам провал одного дипломатического «формата» не означает автоматически, что его немедленно сменяет другой. Сначала должен появиться признан всеми сторонами (кто – то- вынужденно, а кто – то- с радостью, но то уже другое дело) выход из тупика, а уже потом — новый «формат», а не наоборот, как некоторые могут подумать.

Такого выхода пока что нет, все члены «нормандского формата», особенно после того, как они устами своих лидеров миллион раз провозглашали «нет альтернативы!», не могут из него вырваться, потому что и вправду не видят реальной альтернативы «минским соглашениям». Так чаще всего и бывает в жизни: одно не работает, а другого просто нет. Поэтому в доступной для прогнозов перспективе не будет никакого нового «формата» – нет «будапештского», ни какого другого. Пока качественного изменения ситуации не видно, до тех пор надеяться на отказ от «нормандского формата» и «минских соглашений» не стоит.

А возможен ли вообще дипломатический, а не военный, то есть изгнания с Донбасса и, кстати, из Крыма также, российского войска украинским) выход из тупика? Что должно произойти, чтобы Россия, пусть вынужденно, но согласился на новый «формат», хоть бы «будапештский»?

Россия должна проиграть войну с Западом (а значит и с Украиной), которую она начала в феврале 2014 года, когда захватила Крым.

Да, это была и есть война не только с Украиной, хотя Кремль сделал все, что мог, чтобы Запад думал иначе, чтобы Запад увидел в его действиях относительно Украины только локальную войну, в интересы Запада не затрагивает. Надо признать, что многое в этом смысле Кремлю удалось. Многие, но не все, а в таких делах решающее значение имеет только «все», «много» — это катастрофически мало. Поэтому сегодня, через три года после начала войны, отношения России и Запада не только не восстановились на довоенном уровне, как планировали кремлевские стратеги, а ухудшились настолько, что мы, украинцы, можем с удовлетворением констатировать, что конца антироссийским санкциям Запада за Крым и Донбасс не видно даже в телескоп, а наш Президент в этом смысле чувствует себя так уверенно, что просит Евросоюз продлить действие этих санкций каждый год, а не полгода, как сейчас.

На Донбасі війна «заморожується», а між Заходом і Росією тільки починається
Война на Донбассе

Изменение «нормандского формата» (и, соответственно, «минских соглашений») на такой, который вернет нам наше, возможна, если в отношениях России и Запада произойдет такой качественный перелом, после которого Запад признает возможным и необходимым применить против России всю свою огромную экономическую, финансовую, интеллектуальную, дипломатическую и даже (не исключено!) военную мощь, что будет означать проигрыш Россией войны. Только тогда Украина, приняв посильное участие в таком общем давления на Кремль может рассчитывать не только не допустить «Новороссии» в Харькове или Одессе, но и вернуть Донбасс и Крым. И такой сценарий, хоть и растянутый во времени, не является совершенно нереалистичным.

Украинско-российская война на Донбассе «замораживается», а глобальный конфликт-противостояние Запада и России только обостряется и расширяется. На этой констатации и должна строиться стратегия наших действий на данном этапе и на ближайшую перспективу. Украина больше всего заинтересована в отказе от «минских соглашений», поскольку нас не устраивает в них главное, а именно: Россия там не названа агрессором, что повлекло за собой целый ряд прямо и потенциально опасных для Украины последствий. Однако выйти из этих соглашений мы пока не можем, другие участники «нормандского формата» не позволят. Итак, отбрасывая российский вариант их реализации («особый статус ОРДЛО в украинской Конституции и выборы на Донбассе под фактической оккупацией Россией) и настаивая на восстановлении нашего контроля над государственным рубежом как обязательного условия решения всех других вопросов, должны сполна использовать другие элементы «минского процесса», главным образом — переговоры рабочих контактных групп в Минске для решения наших локальных, но очень насущных проблем, прежде всего – освобождение наших людей из российского плена.

А еще мы не должны терять и минуты времени для укрепления Украины, армии, политических институтов, экономики, гражданского общества, информационной безопасности, специальных служб — всего, что делает нас сильнее в затяжной (это же очевидно!) войне против российского агрессора. К примеру, украинская армия должна усиливать мощь и для того, чтобы уже никогда Кремль не решался решать свои вопросы в Украине силой оружия, и чтобы прекратить обстрелы на Восточном фронте (они прекратятся, когда россияне будут получать от наших адекватный вооруженный отпор). Мы должны – где резко, а где постепенно выдавливать Россию с Украины как гной из раны, чтобы можно было ее залечить. Разумеется, речь идет не о русскую культуру, язык или бизнес вообще, а лишь в той мере, в какой они используются агрессором для уничтожения Украины. Принятые сегодня решения – Президента о санкциях против российских интернет-ресурсов и Верховной Рады о запрете георгиевской ленты – как раз по логике такого «выжимания».

Украинско-российская война, а ее нельзя ограничивать вооруженным противостоянием на Донбассе, еще только начинается, и до его окончания еще очень далеко. Но когда она таки закончится, и обязательно нашей победой. Если, конечно, сегодня и завтра мы все будем делать правильно.

Юрий Сандул, Киев

Показать больше

Похожие статьи

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть