Культура

Музей мастера Никиты

Работы художника большинство посетителей его музея называют летописью жизни Закарпатья

Корреспонденты Укринформа побывали в одном из немногих частных художественных музеев в стране — дома у академика, Народного художника Украины Владимира Никиты.trong>

…Музей разместился в одном из старых частных ужгородских двориков — художник обустроил его в собственном дворе, в доме, который тоже строил сам.

Тераски, кладені дорожки во дворе и плющ. Здесь все обвито плющом, это добавляет особого шарма. Как и горка за домом-музеем и мастерской Владимира Никиты. Все создает впечатление какого-то особого вдохновенного покоя — как раз такого, что настраивает на более высокие лады. Вот даже не скажешь, что всего за тридцать метров внизу — одна из самых оживленных городских улиц, где стоят в пробках машины, сигналят и ругаются шоферы за нерасчищенные коммунальщиками обледенелые улицы. Здесь об этом просто не думается. Так, с обвитыми плющом мыслями, заходим в один из немногих частных художественных музеев — не только в Ужгороде, на Закарпатье, а и в Украине.

О ПОСЕЩЕНИИ ДОМОВЛЯЙТЕСЬ ЗАРАНЕЕ

Интересно, что, собственно, статус «частный» не мешает этому музею быть вместе с тем открытым, доступным для всех желающих. Мастер Никита действительно принимает здесь всех желающих — правда, о встрече надо предварительно договариваться. Хотя бы за два дня. Связь с художником — через знакомых, или же по контактам на его сайте. Но стоит отметить, — гости здесь бывают часто. Экскурсию обычно проводит сам мастер — ведь специальных рабочих Владимир Никита не держит. Говорит, возможно, когда дочь-искусствовед, сейчас живет в Киеве, вернется снова в Ужгорода — она станет лучшим экскурсоводом в отцовском музее.

Итак, заходим в дом. Мастер просит не снимать верхнюю одежду — ведь внутри холодно, коммуналка сейчас дорога для всех — и для народных художников также. Мастер рассказывает, что в доме — шесть комнат, в них удалось разместить 90 картин.

— Это, должен вам сказать, очень густо, слишком, поэтому в этой экспозиции смог показать лишь треть того, что имею, — объясняет Владимир Васильевич.

Музей майстра Микити

Работы размещены не по хронологии — хотя здесь представлены картины из всех творческих периодов Владимира Никиты. Здесь и особенно дорогие его зрителю лицо закарпатцев в картинах «из народной жизни», как их сам называет, художник — за которыми его, собственно, больше всего узнают. Также его экологические, философские работы, портреты, пейзажи, абстракции… Их, кстати, меньше всего. Для абстрактных работ нужно пространство — а его здесь очень мало, объясняет мастер.

Примечательно, что во время осмотра экспозиции мастер почти не комментирует. Он позволяет как угодно долго разглядывать, присматриваться, размышлять… А потом охотно отвечает на все вопросы.

МЫСЛЬ О СОБСТВЕННОМ МУЗЕЕ БЫЛА ВСЕГДА

Владимир Васильевич говорит, что идея сформировать такой музей на подсознании, видимо, была всегда.

— Иначе, почему бы я всегда оставлял работы из всех серий, из разных периодов творчества? Такая мысль о музее была всегда — поэтому и не продавал работы, кроме больших композиций — потому что их просто не было где хранить. А второй раз — мужчина должен же за что-то и жить, — улыбается он.

Музей майстра Микити

Мастер рассказывает историю, как, собственно, появился этот музей.

— В свое время я начал строить дом — думал, останется внукам. Возводил его долго и мучно, а когда, наконец, дом уже стоял, я изменил его назначение. Решил обустроить здесь свой музей. Это было начало 2000-х. На то время имел много работ в частной коллекции — и хотел, чтобы они имели зрителя, я же не для того их писал, чтобы они лежали сложенными друг к другу в мастерские, — говорит художник.

КОГДА ЗАБИРАЛ РАБОТЫ С НАЦМУЗЕЯ — ДО ПЛАЧА БЫЛО ВСЕМ

Интересно, что для своего музея мастер забирал картины из музейных коллекций, некоторые работы даже выкупал.

— Вот известная картина «Цімборки» — из коллекции Национального художественного музея в Киеве. Ее вместе с тремя другими работами отобрали на закупку. За два пейзажи они заплатили сразу, а еще две работы оставались неоплаченными в течение достаточно долгого времени — потому что государство тогда на это музеям почти не выделяла денег. И вот когда я начал формировать музей, вспомнил про эти работы. Очень обрадовался, что мне за них еще не заплатили, и попросил отдать. Ясное дело, что всем было до плача — директор просил не забирать, потому что эти работы были запланированы к каталогу, но я таки забрал. Мне они были необходимы. То фигуративные композиции, и без них бы здесь не обошлось.

Музей майстра Микити

Похожая ситуация была и с работой, что подарил в свое время в музей Чендея, но ту уже был вынужден сам выкупить. В музее она была как подарок — но на самом деле я ее не дарил, а дал просто передержать, потому что когда переселялся из квартиры в квартиру — трудно было каждый раз переносить картины. Кроме того, к Чендея всегда приезжали литераторы — и из соседних регионов, и из стран, то есть, работа была на виду, а не приходилась где-то пылью. Для меня это было важно, потому что все художники пишут картины для того, чтобы их видели. Ну, но в конце концов эти объяснения не дали результатов, поэтому я вынужден был эту работу выкупить за довольно серьезную сумму, — рассказывает художник.

КОГДА СПРАШИВАЮТ О ТВОРЧЕСТВЕ, НЕ МОГУТ ПОНЯТЬ, КАК Я ПИСАЛ ПОРТРЕТЫ

В экспозиции частного музея Владимира Никиты только один из портретов, которыми также славится художник — на нем известный закарпатский писатель Петр Скунц.

— О мои портреты часто беседа заходит, как посетители просят рассказать историю картины, — говорит мастер. — В первую очередь и чаще всего вопрос: как долго позировали герои. И всех страшно удивляет, когда я говорю, что ни один из своих портретов знаменитых людей не писал с натуры. Для некоторых даже зарисовок не делал. Я все делал по памяти. У каждого есть свой способ, вот у меня — такой. Просто наступал момент, когда я понимал, что вот все надо писать, и в этот момент видел перед собой ту персону. Такой способ работы портретиста удивлял моих коллег. Вот Гавриил Глюк долго не мог осознать — как так можно: нарисовать портрет без того, чтобы кто-то тебе часами позировал. Не мог, потому что он тоже писал портреты — и писал их именно классическим способом.

Интересуюсь у мастера, как он обычно объясняет эту особенность.

— Я ставлю в пример великих. Вот Леонардо, Боттичелли или Гойя — мировые мастера. Они такие мастера были, что портрет за полдня могли сделать, — то же для чего тогда они по полгода ходили на беседы своих героев — королей, князей? Почему месяцами писали? А потому, что они искали способ, так ходя к ним и разговаривая, чтобы их раскрыть изнутри, чтобы понять их нутро, суть, характер. Почему это никому не приходит в голову, а именно это и есть назначение портрета — показать суть человека.

Музей майстра Микити

Интересно, что частный художественный музей, как в дворике Владимира Никиты, на самом деле своего рода феномен — зачастую художественные произведения таки экспонируют в государственных или городских музеях. Но мастер Никита говорит, что променял бы вот-вот статус эксклюзивности своего музея — и с радостью отдал бы работы из своей частной коллекции, если бы дали помещение для того, чтобы все их выставить.

— Можно говорить о том, что самые дорогие для вас работы — здесь?

— Безусловно, есть такие, что в числе самых дорогих. Есть серьезные новые работы, и опять же — здесь только треть моего материала. Мне бы надо большие залы, чтобы я мог выставить все, что хочу показать людям и так, как я хочу, — замечает художник.

Музей майстра Микити

Владимир Васильевич говорит, что думает, как расширить музей.

— Были предложения помощи — мы думали расширить музей здесь, во дворике. Хотели выкупить территорию у соседей — рядом с музеем пустует двор. Но с хозяевами не нашли общего языка относительно этого. Также осенью возникла идея оборудовать под такую экспозицию один из залов в «Совином гнезде», там можно было бы создать постоянно действующий музей. Но это пока на уровне идеи.

— И вы согласились бы передать эти работы?

— Конечно. Я же их писал для того, чтобы люди могли видеть! Постоянно действующий музей — это лучшее, что может быть. Я бы для этой экспозиции не только отдал то, что имею — но и дозичив бы еще из запасников музейных, ведь многие музеи имеют в фондах немало моих работ, которые я бы предпочел — чтобы стояли перед человеческими глазами, а не пилюжилися по хранилищам. А так их никто не видит, разве периодически какую-то тематически выставляют. Между тем, там есть такие работы, которые были закуплены для «Третьяковки», я их по большой протекции перетащил в Ужгорода — то почему они должны лежать в фондах? Те работы — о Закарпатье, о людях, жизнь нашего края, моего народа. Почти все мои зрители, кто оставляет отзывы в книге музея, говорят, что мои работы — это летопись жизни Закарпатья. По ним можно изучать и познавать этот край. А это и есть моя задача — писать о жизни закарпатцев и давать возможность людям окунуться в наш мир.

Татьяна Когутич, Ужгород.

Фото Сергея Гудака

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть