Политика

Молчит Берлин, Париж молчит

Мовчить Берлін, мовчить Париж

Отсутствие — в течение суток — ответа на заявление Путина уже сама собой является ответом. Что она означает?

Заявление Путина о том, что «нормандский формат» себя исчерпал», что Украина окончательно встала на путь терроризма» и он «так просто это не оставит» прозвучала вчера, около 16-ти по Киеву. Кого непосредственно она цепляет, чьей реакции в мире ждали в первую очередь? Это очень короткий список: Украина, как объект «наезда», Германия и Франция, как «столбы» Нормандского формата, ЕС – ассоциация Украины с которым стала отправной точкой конфликта, США – главный укротитель путинской России на мировой арене.

Украина и США отреагировали в течение нескольких часов. Содержание этих ответов уже всем известен, поэтому будем говорить только о цвете: спокойно, достаточно жестко, со стороны Государственного департамента США, даже с элементом троллинга зарвавшегося Путина: мол, убирайтесь из украинского Крыма – и этих проблем у вас не будет. На ответ остальных ждем до сих пор, до 17.20 следующего дня. Наступил, видимо, момент, когда само отсутствие ответа – ответом и является. Итак, что ответили Москве и миру те, кто молчит уже больше суток?

Германия ответила, что в ее правящей верхушке, пока, нет единства относительно атаки Путина на «нормандский формат». Так, министр иностранных дел Вальтер Штайнмайер в правительстве ФРГ является подчиненным канцлера Ангелы Меркель, но в нынешней правящей коалиции он представляет социал-демократов, и поэтому они с Меркель является равновеликим величинами, как фактические лидеры партий, что эту коалицию образуют. Ни для кого не секрет, что до российско-украинского конфликта и, особенно, в вопросе продления/отмены антироссийских санкций их позиции часто не совпадают. Следовательно, для сохранения своего союза, им надо выработать согласованную позицию. И это колоссально трудная задача. «Нормандский формат» – это констатация лидерства Германии и Франции в объединенной Европе. Если его модернизировать, то как? Если отказываться – а именно об этом заявляет Путин, — то что предложить взамен? И в обоих вариантах нужно обеспечить, чтобы ключевая роль Берлина и Парижа пересмотру не подлежала.

Мовчить Берлін, мовчить Париж

Почему молчит Франция? Потому Оланду надо дождаться того, что решат в Берлине. У Франции нет другого выхода, кроме того, чтобы присоединиться к позиции Германии, хотя бы потому, что кем-то очень верно было подмечено: вместе эти страны пользуются в Европе в разы большим влиянием, чем в одиночку.

И сама логика в Брюссель. ЕС присоединится к позиции своих лидеров и основных опорных столбов, здесь в принципе не может быть особого мнения относительно российско-украинской войны на востоке континента.

Что в сухом остатке? Путин на самом деле подбросил Берлину и Парижу решение сложной проблемы, к которому они, очевидно, не были готовы. Что может изменить позицию Путина относительно «нормандского формата»? Лишь одна предварительная гарантия: чтоб Киев заставили капитулировать во всех вопросах, которые уже полтора года мусолят в Минске рабочие группы. Тогда это назовут Минск-3.

Существуют ли другие, приемлемые для Украины варианты? Если отвечать на этот вопрос утвердительно, то надо констатировать: все начинаем с нуля, все «Мински» представляют ценность лишь как источник опыта, в основном негативного. И если «нормандский формат» реанимации не подлежит, то это, похоже, чуть не единственный случай, когда Украина может полностью согласиться с Путиным.

Сергей Тихий, Киев

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть