Технологии

Инновации как «золотой ключик» к дверям будущего. Иначе — полный ноль

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль
Василий Ткаченко

Украина занимает лишь 42-е место в рейтинге стран с наиболее инновационной экономикой

В каждой стране есть свой доминирующий бренд. Известные на весь мир украинские черноземы – это скорее дар Божий, а не творение рук человеческих, следовательно здесь нам нечем хвастаться. А поэтому брендом Украины можно было бы назвать, не претендуя на истину в последней инстанции, такие предприятия: завод Южмаш как центр украинского ракетостроения, Конструкторское бюро Антонова с самолетостроения и еще Институт электросварки им. Есть.А.Патона. И очень жаль, что унаследовав от СССР мощный потенциал научно-образовательных кадров, мы их пустили по ветру. А в итоге, согласно данным Bloomberg Innovation Index, по состоянию на 2016 год Украина заняла 42-е место в рейтинге стран с самой инновационной экономикой, опустившись на одну ступень ниже по сравнению с прошлым годом.

А возглавляет рейтинг инноваций Южная Корея. Второе место за ней заняла Швеция, а третье – Германия (в 2015-м – Япония была второй, а Германия – третьей). Этот рейтинг Республика Корея возглавляет благодаря: большому удельному весу расходов на научные исследования и опытно-конструкторские разработки; своей патентной активности; эффективному производству с добавленной стоимостью и существующему уровню высшего образования.

Осматривая позиции Украины, трудно не вспомнить известное высказывание экс-премьера Арсения Яценюка: «Отдача от науки – ноль!». Конечно, при нынешнем уровне финансирования образования и науки в Украине мы раз за разом будем вспоминать народную мудрость: «дешевая рыбка – плохая юшка». Россия тоже имела возможность убедиться в этом, столкнувшись с финансовыми трудностями после введения против нее санкций за аннексию Крыма и нарушение территориальной целостности Украины. Возмездие пришла без задержки – то же в 2016 году Россия опустилась в рейтинге инноваций сразу на 14 строчек и заняла в нем 26-е место. Это падение оказалось большим, чем у любого другого. Достаточно зримо это продемонстрировал известный экс-министр финансов России Алексей Кудрин: ежегодно в Южной Корее вводятся в строй 478 новых роботов на 10 тысяч сотрудников; в Китае – 36; однако в России – всего два. И это при том, что технологическое отставание является, по словам Кудрина, самым большим вызовом для России, далеко более серьезным, чем военные и геополитические проблемы.

Какой вывод мы можем сделать из этих наблюдений? Самый главный: Южная Корея достигла успехов в создании уникальной инновационной системы именно благодаря большим и непрерывным инвестициям в развитие человеческих ресурсов и научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР). То есть, курс на индустриализацию, когда речь идет о введении современных средств производства, сразу же было совмещено с курсом на модернизацию человеческих ресурсов.

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль
Южная Корея. Сеул

Европейское понимание модернизации общества акцентирует внимание на переходе от практики родственных отношений внутри общин семейного типа социальных отношений, основанных на частной собственности и товарном обмене. И когда на Западе происходит смещение акцентов от ценностей коллективизма к ценностям индивидуализма, то на Востоке происходит синергетическое сочетание индивидуализма и коллективизма. По нашему мнению, в этом процессе свою положительную роль сыграло как традиционное конфуцианство, так и заимствованная с Запада протестантская этика. В рамках последней успешность трудовой, профессиональной или предпринимательской деятельности оценивается как свидетельство избранности индивида и дарования ему благодати, а совершенствование им своего мастерства – как моральный долг перед Богом. Здесь трудовая дисциплина преподносится в ранг сакральной ценности. В итоге индустриализация (когда речь идет о «железе») и модернизация (когда речь идет о «человеке») представляют собой две стороны становление индустриального модерного общества, понятного лишь в комплексной полноте и целостности.

В тех же случаях, когда параллелизм этих составляющих – индустриализация/модернизация – нарушается в силу тех или иных исторических причин, возникает внутреннее противоречие технологически неблагополучного и социально нестабильного общества, где носитель фактически патриархальной сознания входит в соприкосновение с высокими технологиями, требуют от него принципиально высшей меры дисциплины и ответственности. Классическим примером может служить СССР, где программа индустриализации как промышленного технологического перевооружения не была подкреплена социокультурной модернизацией человека-творца. Эта неподготовленность индивидуального сознания к техническим преобразованиям и привела к деформации советской стратегии модернизации. Этот феномен дает о себе знать в постсоветском культурном пространстве и по сей день – речь идет о «низкое качество населения» (Л.Абалкін). Это приводит к риску взрывоопасного (как в метафорическом, так и прямом смысле) производства, на котором лежит печать «синдрома Чернобыля» – индустриального общества с не модернизированной массовым сознанием. Такая характеристика, разумеется, в определенной мере соответствует и современной Украине.

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль
Сеул

Именно поэтому для нас так важно изучать и заимствовать опыт Южной Кореи, которая заняла первое место в мире по инновационному рейтингу. А к тому же не лишним было бы обратить внимание на то, что демократия в Корее, как и в Украине, тоже прижилась не за одно десятилетие.

Так, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1947 года была сформирована международная рабочая группа по подготовке проведения всеобщих демократических выборов на всей территории Корейского полуострова. Однако советская оккупационная администрация не пустила эту группу на часть территории Корейского полуострова, расположенный севернее 38 параллели. Тогда, по решению ООН, были проведены выборы на юге полуострова, что и привело к созданию 15 августа 1948 г. Республики Корея. Свободные выборы на северной части резолюцией ООН откладывались до лучших времен. Впоследствии под контролем советской администрации 9 сентября 1948 г. было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР). (Опять же исторические аналогии с попытками России организовать сейчас свои «республики» на Донбассе).

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль
Сеул

Переход от колониального прошлого к демократии в Южной Корее состоялся не так просто. В истории страны периоды демократии перемежалися авторитарным правлением. Так было от Первой до Шестой Республики. Первая Республика (1948-1960 ), сначала более демократическая, становилась все более авторитарной вплоть до своего окончания в 1960 г. Вторая Республика (1960-1961) положила в основу демократические принципы, но правительство было свергнуто менее чем за год, после чего в стране власть взяли военные. Третья (1961-1972), Четвертая (1972-1979) и Пятая (1979-1987) Республики номинально считались демократическими, однако, по мнению исследователей, они были продолжением военного управления. И лишь с установления Шестой Республики в 1987 г. и избранием в 1992 г. первого гражданского президента управления страной снова перешло на демократические рельсы.

Следует отметить еще одну особенность Южной Кореи – несмотря на все политические пертурбации, экономика страны продолжала бурно развиваться, заимствуя передовые инновации со всего мира. И зримое начало этому пути было положено в далекие 1960-е годы. На то время это была типичная страна развивается, – с крайне ограниченными ресурсами, плохоньким производственной базой, неразвитым внутренним рынком. В секторе науки и технологий ситуация была еще хуже – в Корее существовало только два государственных научно-технических заведения: Национальный оборонный научно-исследовательский институт, созданный сразу же после окончания Корейской войны (1950-1953 гг), а также Корейский исследовательский институт атомной энергии, основанный в 1959 году.

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль
Сеул

Однако, вопреки всему, имея даже такие незавидные исходные позиции, в 1964 году Южная Корея инвестировала 5 млн. долл. (на то время значительная сумма) на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Это позволило трудоустроить более 5 000 ученых и инженеров. С этого момента научно-технический комплекс (НТК) стал и остается приоритетным направлением в развитии южнокорейского государства.

Еще одна особенность «корейского чуда» — принципиальное сочетание взаимодействия «невидимой руки рынка» с регулирующим воздействием государственных органов. Прежде всего речь идет о системе внедрения в жизнь пятилетних планов социально-экономического развития страны, о которых мы уже забыли, или же воспринимаем их с долей иронии и скептицизма А между тем, без государственного регулирования рыночные отношения вырождаются, с одной стороны, в базар, а с другой – в монополию олигархов.

Отличительной чертой «корейского чуда» как раз и стало то, что научно-техническая политика Республики Корея с середины 1960-х гг. стала формироваться как продолжение и составная часть промышленной политики. Как только в 1962 г. был принят первый пятилетний план экономического развития, уже в 1967 г. было создано Министерство науки и технологий Кореи и принят закон о поддержке науки и техники. Наглядной иллюстрацией новой технологической политики было создание в 1966 г. первого финансируемого государством исследовательского института – Корейского института науки и технологий, призванного содействовать промышленности в применении, изучении, адаптации и улучшения иностранных технологий.

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль

С середины 1970-х гг. начался следующий этап в развитии промышленной и научно-технической политики. Было положено начало целевой поддержки стратегических отраслей промышленности. Наряду с этим на базе Корейского института науки и технологий создавались новые (финансируемые государством!) исследовательские институты, специализировавшиеся на исследованиях в стратегических отраслях, нацеленных на ассимиляцию и улучшения зарубежных технологий для внутреннего применения. Развивалась также государственная система подготовки исследовательских и инженерных кадров.

В начале 1980-х гг. начался третий этап в развитии и реализации научной политики. Она была ориентирована на исправление диспропорций, возникших в результате подавляющей концентрации инвестиций в отдельных стратегических отраслях. Затем была проведена либерализация в сфере финансирования, инвестирования и регулирования, строились новые исследовательские центры. В 1982 г. стартовала Первая национальная программа в области исследований и разработок. Государственные приоритеты были смещены от промышленной и прикладной науки в фундаментальную сферу. Исследовательские институты были реструктурированы с учетом решения новых задач. Выросла роль государственного финансирования науки. Получила развитие система подготовки высококвалифицированных исследователей и инженеров, основанная на привлечении иностранных преподавателей и специалистов, а также на обучении за рубежом.

Інновації як «золотий ключик» до дверей майбутнього. Інакше - повний нуль

Одновременно было создано научное городок Даедеок. Его особенность – финансирование как со стороны государства, так и частных высокотехнологичных и венчурных фирм, содействия их совместным исследованиям. Более того – значительное внутреннее инвестированию компаний в исследования и разработки становится заметной особенностью этого этапа. Перед экономикой страны была поставлена задача войти в группу технологически развитых государств. Для этого Министерством науки и технологий было инициировано принятие специального закона о научные и технологические инновации, сформирован пятилетний план научных и технологических инноваций (на 1997-2002 гг.), который предусматривал создание многих целевых программ. Именно они и стали инструментами реализации государственной политики в научно-технической сфере. Ее следствием стало развитие малого и среднего бизнеса: в стране насчитывалось около 3 млн. малых и средних предприятий (МСП), что составляло по состоянию на 2005 г. 99,5% от всех компаний.

Экономическим успехам государства на переломе ХХ и XXI тысячелетий способствовала государственная поддержка малых и средних предприятий (МСП), проработана «Президентской комиссией по МСП», в которую входят заместители министров профильных министерств и эксперты. Характерной чертой этой политики является обеспечение низких процентных ставок по заемному капиталу и расширение программ банковского кредитования МСП. Кроме того, в стране уделяется большое значение ежегодным зарубежным стажировкам предпринимателей (сроком на 4-6 месяцев) с целью ознакомления их с особенностями коммерческой и производственной деятельности в странах, которые предусматриваются в качестве сферы расширения экспансии корейских товаров и услуг.

Василий Ткаченко

* Точка зрения автора может не совпадать с позицией агентства

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть