Политика

Гибридный Гляйвіц

Гібридний Гляйвіц

Мы на пороге грандиозных перемен. Стало очевидно, что конфликт на Донбассе не суждено быть «замороженным».

Почему «гибридный Гляйвіц»? Потому что после Гляйвіца-1, уже на следующий день, 1 сентября 1939 года, автор провокации с «нападением польских военных на немецкую радиостанцию, гитлеровская Германия обрушила на Польшу вся свою военную машину. После начала российской провокации на перешейке прошло три дня и завтра «большая война», позволим себе такое предположение, не начнется, но на Украину обрушится вся мощь оголтелой пропагандистской машины Кремля, вся утонченность подкупа и дипломатических уколов, вся низость мелких подлостей. Все то, что, собственно, и получило название «гибридная война». В ней, кстати, «гибридная провокация», не обязательно должна начинать действо.

Почему сейчас? России уже нечего было ждать от Минска, стало ясно, что Украина не согласится на капитуляцию, а Запад ее не только не заставит, а похоже, и не собирается этого делать. В Москве, кажется, почувствовали, что Минск — это лишь инструмент для того, чтобы подвести Медведя, убаюканного обещаниями и расчетами к экономической пропасти. Война нервов, лобовая атака Минского формата пришла к финалу: Путин — отвернул и подставился. Насколько это катастрофично для него? Насколько это опасно для Украины и мира?

Так, на Донбассе мы почувствуем обострение уже сегодня ночью, но Путин угрожает именно большой войной. Недаром же в его заявлении прозвучали слова о готовности и способности защитить своих граждан. Именно поэтому провокацию устроили не на Донбассе, а в Крыму, ведь там они — «российские граждане», которых надо защищать от «фашистских головорезов».

Кого пугает Путин? Украину — в последнюю очередь, это игра другого масштаба. Он прекрасно знает, что российскую провокацию «аля Гляйвіц» все и воспримут как провокацию, и его этот факт не волнует. Он как бы говорит Западу: у меня есть формальный повод для полномасштабной войны, вы можете относиться к нему как хотите, но я его имею. А теперь, или я начинаю, или заставьте Порошенко ползти на коленях в Москву, перед тем назначив все возможные досрочные выборы. И санкции свои отмените! А то…

Провокацию пытались обеспечить максимальным уровнем достоверности. Именно для этого тянули три дня, держали паузу, изображали схватки и преследования, выставляли блок-посты от Перекопа до Симферополя, — упрямо молчали. Ни одного официального заявления соответствующего уровня. Мол, мы не дешевые пацаны, чтобы сразу визжать о «диверсантов», мы вот все зачистим, обеспечим, выясним. А теперь вот — выяснили и даже козла отпущения подготовили — он все расскажет. Не поверите? То ваше дело. А наши все — поверят.

Гібридний Гляйвіц

Итак, что сейчас можно утверждать наверняка? Немного и лишь в общих чертах.

1. Путин резко ускоряет все события вокруг конфликта России с Украиной. Что его вынуждает к этому? Возможно, экономический кризис в России, глубина которой известна только Путину и ближайшему окружению, возможно — обострение борьбы за власть в Кремле, возможно — падение боеспособности российских войск на Донбассе и у Донбасса (когда большая армия, выведенная в «поле», не воюет, она теряет дисциплину и становится малоуправляемой, а следовательно, неспособной к войне). Очевидно лишь, что нынешняя ситуация Путина не устраивает, он считает ее проигрышной для себя, если не будет резких изменений.

2. Путин открыто угрожает Порошенко войной. Без сомнения, угрозы, высказанные публично, подкреплены еще и не публичными, переданными по неофициальным каналам. Содержание этих неофициальных угроз — можно только догадываться.

3. Путин открыто угрожает Западу большой войной в Европе. Последние несколько месяцев Запад перестал активно принуждать Киев к проведению выборов на Донбассе и предоставление ему особого статуса. Путин очевидно хочет заставить Запад вернуться к такого принуждения Киева.

4. Путин отказывается от переговоров в «нормандском» формате, и тем самым угрожает Западу, что теперь у России развязаны руки и конфликт на Востоке Украины она свободна решать и другими, не дипломатическими методами. Наиболее вероятной, по логике Путина, реакцией Запада должна стать готовность Запада на существенные уступки России, чтобы только сохранить «дипломатический» путь выхода из кризиса.

5. Путин считает, что оставляет для себя поле для маневра, то есть не переступает черту, за которой только война без других вариантов.

Как итог. Путин идет ва-банк, выкладывая на стол все свои невоенные «козыри», а это означает, что на самом деле поле для маневра сужается практически до нуля и для Путина, и для Украины, и для Запада. Угроза войной с расчетом, что противник испугается и отступит, и последнее невоенным «козырем». Если же противник не испугается, то за угрозами войны для Путина может быть только или война, или отступление и проигрыш. Мы на пороге грандиозных перемен. Уже очевидно, что конфликт на Донбассе не суждено быть «замороженным».

Сергей Тихий

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть