Политика

Что, в Украине нет «нормальных левых»? А разве «нормальные правые» — есть?

Що, немає в Україні  «нормальних лівих»? А хіба «нормальні праві» - є?

Первомай «в красном»: в украинской политике своя терминология, «европейская» нам не подходит

Отшумел очередной Первомай. О массовых шашлыки, которые непременно сопровождают это праздник и составляют весомую его часть в Украине, вспоминать неинтересно, потому что природа этого явления всем понятна. А вот преобладание на демонстрациях красных флагов с советской символикой – это не так понятно, но уже привычно. Почему так, где же остальные? А где «нормальные» украинские левые – без большевистского корни и пресмыкательство перед Москвой?

«Левые» там, где «правые»

1 Мая – Международный день солидарности трудящихся — традиционное, с более чем столетней историей, международный праздник политических «левых». Именно они выходят в этот день на демонстрации по всему миру. И когда из года в год смотришь на украинский вариант этих празднований, то у многих из нас снова и снова возникает просрочено тоскливый вопрос: и где же они, настоящие украинские «левые» — социал-демократы, социалисты, демократы, лейбористы, пусть даже «коммуняки», но украинские, а не откровенно пророссийские симоненки? Почему Первомай в Украине – это демонстрация России в форме ностальгии по СССР, пусть даже она сегодня, во время украинско-российской войны, не очень массовая, не очень убедительная и такая, что с каждым годом слабеет?

На этот вопрос есть контрвопрос: а где украинские «правые» — консерваторы, республиканцы, христианские демократы, и тому подобное? То есть, наши классические «левые» там, где и наши классические «правые».

Чтобы разобраться в этом сплетении «мировых» партийных названий в украинских условиях, нужно прежде всего отказаться от привычных, но совершенно непродуктивных, если говорить о новейшие украинские политические реалии, терминов «левые», «правые», «центристы». Вообще-то, эти сроки нам достались в наследство от марксистско-советского периода нашей истории, а тогда много чего придумывалось, перекручувалося и употреблялось с целью политического обмана народа.

Но там, на цивилизованном Западе, эти термины означают то, что означают, или тоже обман?

На Западе, там где более-менее нормальная, а не бутафорская, демократия (народовластие), политические партии представляют в политике социальные и экономические интересы определенных значимых слоев населения, по привычной нам марксистской терминологией – классы. Из разных слоев (интересов) и возникает разделение на «левых» (условно – «пролетариат»), «правых» («буржуазия»), «центристов» («средний класс» или «мелкая буржуазия»). Партии «боксируют» между собой за власть под бдительным надзором строгих «рефери» — независимых судей, которые руководствуются исключительно демократическим законом.

Конечно, все это очень упрощенная, идеализированная, картинка политического Мероприятия, если ее детализировать, то придется вспомнить об массу национальных особенностей и исключений, нюансов того или того исторического периода. Однако нам сейчас важно зафиксировать главное: деятельность политических партий на Западе (а название и идеология – это элемент такой деятельности) отражает тамошнюю демократическую политическую систему, которая, в свою очередь, определяет разделение народа за экономическими интересами и столкновения этих интересов в правовых рамках.

Що, немає в Україні  «нормальних лівих»? А хіба «нормальні праві» - є?

Первомай в Берлине // Фото: Ольга Танасийчук, Укринформ

А в Украине – картинка (тоже в общем упрощенная) политической системы абсолютно противоположная. У нас политическая борьба за власть идет не между различными социальными, экономически мощными, слоями населения, между различными группами правящей верхушки и олигархов, которые монопольно контролируют те или те секторы национальной экономики. По крайней мере, до сих пор центр политической борьбы в Украине именно здесь. Соответственно, наши ведущие политические партии отстаивают интересы таких групп, которые эти партии материально содержат, а следовательно определяют их практическую деятельность. Стоит добавить, что ситуация, которая сложилась, последовательно подавляет развитие независимого профсоюзного движения, который иначе стал бы мощной базой для деятельности неолигархических партий, прежде всего – «левых», как на Западе.

Партийный «супермаркет»

Когда только начиналась новейшая история украинской многопартийности (еще со времен «перестройки») наши политики бросились захватывать самые популярные партийные названия-бренды. Тогда рядовой избиратель, в ожидании, что после падения коммунистов вот-вот наступит демократическая материальная благодать (как на Западе), очень благосклонно относился к политическим синонимов, как ему казалось, этой благодати – «демократы», «республиканцы», «социал-демократы», «консерваторы», «христианские демократы», «зеленые», и тому подобное. Началась настоящая погоня и драка за них. В начале 90-х дня не было без новости, что, к примеру, христианско-демократическая партия судится за название с христианско-демократическим союзом, зеленая партия с партией зеленых или зеленой планетой, социал-демократы с объединенными социал-демократами и т. др. Политики соревновались не только в судах, а даже чаще – не публично, запугивая, подкупая или обманывая друг друга. То есть, по сути, название партий тогда рассматривалась как популярный товарный бренд, который можно выгодно продать покупателю (избирателю). Поэтому идеология – «левая» или «правая» — здесь и не ночевала.

Впрочем, все эти баталии сравнительно быстро закончились, как только рядовой избиратель потерял интерес к «исторических» партийных названий. По большому счету, настоящую практическую пользу из партийного бренда тогда сумела одержать лишь ПЗУ — Партия Зеленых Украины Виталия Кононова, которая в 1998 году прошла в Верховную Раду партийному списку исключительно благодаря «западной» названии (а в 2002-м и она не помогла). Но это единственное исключение (у коммунистов и социалистов Александра Мороза были другие причины успеха). Далее в партийную моду вошли пышные общие названия вроде «Наша Украина», «Злагода», «Батькивщина», Партия регионов. Эти названия тоже не означали ничего идеологического, потому что в Украине (как и СССР и нынешней России) все классические политико-идеологические термины, принятые на Западе, служили только политическим прикрытием совсем другой политической практики. Даже коммунисты были самой обычной пророссийской партией, но отнюдь не приверженцами коммунистической идеологии. Кстати, кто не забыл про такую партию как «КПСС», тот подтвердит: и там не было среди лидеров идеологов по убеждениям, ибо кто в здравом уме назовет или Сталина, или Хрущева, или Брежнева искренними борцами за зажиточную и счастливую жизнь трудящихся? Так что история обмана избирателя «идеологической» названием партии у нас гораздо длиннее новейшую историю украинской независимости.

Относительно партий украинских националистов, то там есть идеология, но, опять же, она совсем другая, не партийная, потому что определить, к примеру, кто такая «Свобода» — «левая», «правая», «крайняя правая», «центристская» — абсолютно бесполезно, там всего понемногу.

В общем, в Украине до сих пор не изменилось отношение к партийных названий как к исключительно товара. Список украинских политических партий (а их сейчас больше 300-х) – это список товаров в супермаркете, выбирай что хочешь на любой вкус и за любую цену. Поэтому и нельзя всерьез говорить об украинских «левых» или «правых», для нас эти термины – пустой звук, а вот реальный срок, порожденный реальными украинскими условиями один – «партия власти». И под какой формальной названием эта партия зарегистрирована в Минюсте – социал-демократы, или какие-то там народные демократы — дело третьестепенная. Вот мы сейчас много знаем о партии регионов, как она руководила страной, но кому придет в голову спрашивать: это партия «левая» или «правая»?

Подытоживая ответ на вопрос, с которого начинался этот текст – где украинские «левые» — должна быть такой: будут и «левые» и «правые», и всякие другие «центристы», когда в Украине изменятся правила борьбы за власть, когда ее участниками станут отдельные слои населения, чьи социально-экономические интересы и будут представлять идеологические без кавычек партии. То есть, когда в Украине будет осуществлена политическая реформа, которая сделает суд действительно, а не формально, независимым, когда бюджет будет распределяться в интересах всего общества, а не олигархических групп, а избирательное законодательство будет соответствовать настоящим демократическим нормам.

А пока украинских «левых» нет, Первомай использует, заполняя идеологический вакуум, наш северный сосед-агрессор в понятно каких целях. Как говорил классик, имеем то, что имеем.

Юрий Сандул, Киев

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть