Одних «крыс» не пустили в Думу, против других создают «МГБ»

By 20.09.2016Политика

Одних «щурів» не пустили до Думи, проти інших створюють «МГБ»

Кремль готовится к войне между своими: лиц, допущенных к управлению силовиками, станет значительно меньше

Главными сообщениями из России 19 сентября были итоги парламентских выборов. Главными, но, правду говоря, совсем неинтересными, понятно почему. Тем временем, в этот день из Москвы же поступила действительно интересная новость. Но сначала все-таки о выборах.

Новый состав Госдумы будет сформирован так, как распределили депутатские мандаты в Кремле, а не по симпатиям российских граждан. А то, насколько выбор Кремля с ними совпадает – вопрос незначимое. Так же, как и проценты голосов за разные партии, цифры явки и «экзит-полы». Такой должна быть самая правильная, хоть и самая общая, оценка «выборов» 18 сентября.

Оценка, конечно, не является оригинальным или неожиданным. Она, можно сказать, общепризнанная. Но какой вывод следует из этой банальности, если брать во внимание реалии текущего политического момента в России?

Как не странно, но при всей наперед определенности нарисованных итогов голосования (в том смысле, что никаких реальных изменений в расстановке политических сил в стране, а тем более – во власти, быть не могло), настоящая интрига на «выборах» все-таки существовала. Она заключалась в вопросе, решатся в Кремле хотя бы на кажущуюся либерализацию (демократизацию) режима? Речь идет о возможном решении Кремля допустить в Думе создание минимальной оппозиционной фракции – «Яблока» или Парнаса. Не осмелились.

Но действительно ли такой вариант был вероятным?

Одних «щурів» не пустили до Думи, проти інших створюють «МГБ»

У Остапа Бендера был больший выбор

Начинать поиски ответа нужно из общей оценки ситуации, в которой сегодня оказалась Россия и ее власть, а именно: социально-экономический кризис развертывается и углубляется, что порождает перспективу близкого социального взрыва (русские термины – «революция», «бунт – безжалостный и бездумный»). Причины известны – низкие цены на нефть, нереформированная с советских времен сырьевая структура экономики, война, санкции и провалы во внешней политике. Этот взрыв реально угрожает прочности действующей власти, а потому, естественно, власть готовится его погасить. Но как?

Очевидно, что нужны деньги, чтобы сдержать развал экономики. Здесь альтернативы нет. Даже нынешние властители Кремля – «чекисты» – не склонны рассчитывать исключительно на репрессии, потому что слишком рискованные такие расчеты. Деньги в нужных российской экономике количествах есть только на Западе. Задача Кремля – взять их у него.

Остап Бендер, как известно, знал четыреста способов «сравнительно честного отъема денег». У кремлевских вождей, чтобы отобрать деньги у Запада, есть только два: деньги просить и требовать деньги.

Чтобы выпросить, нужно либерализовать политический режим в России, показать, что Россия тяжело, медленно, с остановками и временными отклонениями, но уже бесповоротно идет по пути демократии, и священный долг мировой демократии помочь молодому русскому коллеге и ее новым прогрессивным лидерам материально. Кстати, как это уже было после 1991 года.

Чтобы требовать, надо показать не просто жесткую, а жестокую силу и сверхпрочность действующего режима, его непреклонность в исторической перспективе. Запад должен прийти к выводу, что теряют смысл и даже становятся опасными попытки с таким режимом воевать или даже ссориться. Правильнее было бы с ним торговать, чтобы иметь коммерческую выгоду из эксплуатации огромных российских ресурсов, договариваться, чтобы сдерживать природную агрессивность Москвы, подкидывать деньжат, чтобы она совсем не взбесилась и не устроила бы какой-то Армагеддон. И, конечно, надеяться на волю Божью, которая когда – через несколько поколений – таки обратит этих россиян на правильную историческую стезю.

Если бы в новой Думе появилась действительно оппозиционная фракция, то это бы означало, что Кремль решил разыгрывать перед Западом «либерализацию». Безусловно, среди российской политической и бизнес-элиты и даже среди самых высоких кремлевских вождей является, хотя, возможно, и не слишком влиятельны, сторонники способа «деньги просить». Никому не хочется войны с Западом, хотя бы потому, что там только и можно выучить собственных детей и пользоваться украденными у россиян собственными состояниями. Фракция не появилась, значит есть серьезные основания считать, что эти «либералы» снова проиграли, и деньги решено добывать на Западе вторым способом.

Для Кремля первый способ – просить деньги – тем плох, что «либерализация» требует персональных изменений в Кремле. Конкретно – Путин должен уйти. А также серьезных уступок, прежде всего – безусловное возвращение Донбасса и Крыма. Впрочем, второе для кремлевских вождей – и нынешних, и будущих – не такая уж на самом деле принципиальная вещь. Ради удержания или получения власти они на это пойдут легко. Другое дело, что нынешних это уже не спасет: путинской компании вместе с Крымом придется отдавать и власть. Поэтому они и будут держаться за Крым до последнего. И поэтому «либерализация» для них не подходит.

«Крысы» российской элиты

Второй способ как раз наоборот требует, чтобы никаких уступок относительно персон при власти не было. Только неуступчивость, только жесткость, только прочность действующей власти. Если у Запада будут сомнения относительно всего этого – денег не будет по крайней мере до тех пор, пока не произойдет смена власти в Кремле. Поэтому второй способ, кроме откровенной демонстрации «антилібералізму» вроде недопущения в Думу оппозиционеров, предполагает такую же откровенную демонстрацию готовности в буквальном смысле потопить в крови любую то «бархатную революцию», то «пугачовський бунт».

Сегодня идет мобилизация российской власти в ожидании возможного социального взрыва. Суть этого процесса заключается в том, чтобы надежно изолировать потенциальных «крыс». «Крысы» – это те представители элиты, которые могут воспользоваться нестабильностью политической системы (как следствие социально-экономической нестабильности), чтобы удержать или завоевать власть. «Крысы» всегда были, есть и будут среди любой элиты. Проблема не в том, чтобы их уничтожить (это невозможно), а чтобы лишить их малейшей возможности перехватить в час «Х» верховную власть у тех, кто ее сегодня. Задачи нынешней, «путинской» команды среди российской элиты состоит в том, чтобы в этот самый час «Х» русская власть была максимально сплоченная, скованная единым для всех цепью, единая в своих реакциях на внешние и внутренние вызовы.

Одних «щурів» не пустили до Думи, проти інших створюють «МГБ»

Поэтому явных «крыс», к которым сегодня принадлежат российские политики, устранены от власти – Явлинский, Касьянов, даже Навальный, которые и не скрывают, что считают себя альтернативой нынешним кремлевцам, – следует лишить представительства в Думе, чтобы они не могли быть даже в такой мизерной роли представлены в реальной политике, не могли вести пропаганду, не могли искать новых сообщников среди остальной элиты. Чтобы самим своим существованием в Думе не порождали у Запада иллюзий, что кремлевскую власть можно изменить.

Насчет «крыс» неявных, но потенциальных, к которым, в принципе, можно причислить любого, кроме Путина, российского политика (точнее, группу политиков, в том числе тех, кто получит место в Думе – ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия»), то меры предосторожности против возможного предательства выстраиваются по-другому.

Зачем Путину МГБ?

В этом смысле привлекает внимание информация российской газеты «Коммерсант» от 19 сентября. По данным источника издания, до президентских выборов 2018 года готовится масштабная реформа силовых и правоохранительных ведомств. В частности, создание на основе ФСБ Министерства госбезопасности (МГБ), с включением в него Федеральной службы охраны и внешней разведки, возврат Следственного комитета в прокуратуру, а функции МЧС разделить между Минобороны и МВД.

На первый взгляд, такие возможные нововведения направлены на российские массы, чтобы плотнее зажать их в «чекистских» рукавицах. Ведь МГБ, как его подает «Коммерсант», – это полный аналог советского МГБ сталинского периода или КГБ хрущевско-брєжнєвського. Новое ведомство, конечно, сохранит народ, как это было и раньше, однако главная цель этой возможной реформы, кажется, несколько иная.

Прежде всего стоит отметить, что разговоры о возможном воспроизводства организационной формы советских органов госбезопасности, отмененных после 1991 года, в России продолжаются регулярно, иногда выплескиваются на страницы масс-медиа, и до сих пор ни к чему не привели. Однако нынешняя ситуация в России особенная за все годы после развала СССР и запрета КПСС. Раньше не было такого глубокого кризиса, благосостояние населения за счет остатков от нефтяных и газовых доходов повышался, и, соответственно, верховная власть не была уязвимой. А контроль за обществом российская политическая полиция всегда осуществляла не менее эффективно, чем советская. В этом плане как-то ее совершенствовать нет смысла, тем более, что она уже давно усовершенствована различными «законами Яровой» или созданием специальных «антиекстремістських» центров в структурах ФСБ или МВД. И Национальная гвардия уже готова к подавлению массовых незадоволень.

Если и произойдет реформа по схеме, изложенной «Коммерсантом», то она будет направлена не на общество, а на опережение действий потенциальных «крыс» среди властной элиты в условиях социального обострения в стране. Потому что эта реформа, обратите внимание, предусматривает сокращение самостоятельных силовых ведомств. Для действующей власти страшны не «крысы» сами по себе, а «крысы», которые имеют реальную власть среди силовиков. Только такие могут организовать мятеж, возглавить мятежную стихию, стать альтернативой власти, которая распадается, удержать страну (ядерную!) от полного хаоса. Речь идет о концентрации власти в как можно меньшем количестве рук. Возмущение общества всегда провоцирует какую-то часть элиты первыми покинуть тонущий корабль действующей власти и таким маневром занять видное место в следующем составе власти. Так вот, в ожидании таких маневров делается все, чтобы контроль над силовыми структурами был у как можно меньшего количества людей, тогда верхушке власти их легче контролировать.

Одних «щурів» не пустили до Думи, проти інших створюють «МГБ»

К сожалению, все политические новости из России последнего времени не оставляют сомнения, что кремлевские «чекисты» готовятся защищать свое ведущее на сегодня место при власти всеми возможными средствами без оглядки на закон и мораль – вполне в духе большевиков. Их решимость в этом деле предсказывает России действительно «интересные» с исторической точки зрения времена. Ведь сегодня уже невозможно спасти российскую политическую систему, не пожертвовав конкретными лидерами. Личные интересы Путина и не только Путина противоречат уже не только российским национальным интересам (это ситуация привычная, иначе в русской истории просто никогда не было), а интересам политической системы, то есть – интересам политических кланов, которые реально управляют страной. А это уже настоящая русская историческая интрига: личные интересы вождей против интересов системы. Это уже реальная угроза всеобщего коллапса, похожего на развал 1991 года.

Юрий САНДУЛ. Киев