Миссия в Рио. Что о ней думает Шеф?

By 17.08.2016Спорт

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?
Михаил Сорока

У Нины Уманец хватает хлопот. Но помогает опыт

Украинские спортсмены, тренеры, другие члены нашей делегации начали обживать Олимпийскую деревню в Рио со дня его официального открытия, то есть с 24 июля. Но еще за неделю до этого в нем поселилась небольшая авангардная группа – три представителя Миссии НОК Украины, включая ее шефа – Нину Уманец. Для Нины Дмитриевны это привычная роль – аккредитовать спортсменов, обеспечивать расселение, прилеты–отлеты членов нашей сборной и сопровождающих лиц, ведь «шефские обязанности» ей приходилось выполнять на четырех предыдущих Олимпиадах в Пекине, Ванкувере, Лондоне и Сочи. Чем отличается от них Рио, особенности выполнения миссии в бразильских условиях? Прежде чем рассказать обо всем этом в общении со специальным корреспондентом Укринформа на Играх Нина Уманец сделала одно уточнение.

– В Рио прибыло трое представителей Миссии, но здесь уже нас ждала четвертая – Даша Ищенко, украинка, которая живет в Рио. Она хорошо владеет английским и португальским языками и является не только нашим переводчиком, но и деловым посредником, советчиком по целому ряду вопросов, которые ежедневно возникают, в частности, и тех, которые касаются особенностей и характера местной жизни.

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

– А как вы ее «нашли» для миссии? – спрашиваю пани Нину.

– Был объявлен конкурс на должность куратора. Даша подала свою кандидатуру и его выиграла. Она с Украины, но последнее время живет с семьей в Рио-де-Жанейро.

Спрашиваю несколько провокативно: – Олимпийскую деревню в Рио – на берегу Атлантического океана. Удается посещать его побережья?

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

– Вы намекаете на пляжный отдых? – Переспросила Уманец. – Мы о нем можем только мечтать, а океан видим издалека, потому что все время занят работой. Ведь происходит постоянная смена «действующих лиц»: одни приезжают, другие уезжают, иногда не из Рио-де-Жанейро, а более экономным маршрутом через Сан-Паулу, до которого – более пятисот километров. Причем нередко билеты приходится менять. А за это должны платить штрафы. Ведь иностранные авиакомпании не держат для нас резервных мест, а украинские сюда не летают. Поэтому приходится пользоваться авіашляхами через Амстердам, Лондон, Париж, Франкфурт, Мадрид, даже страны Африки и Ближнего Востока. Часто возникают проблемы с местами в Олимпийском поселке: желающих жить там больше, чем позволяет наша квота. А она зависит от количества спортсменов, которые завоевали лицензии и с ними – право выступать на Олимпиаде. Действует она для делегаций из всех стран. Поэтому приходится искать возможности поселить сверх нормы прибывших тренеров и специалистов за пределами поселка. Но это тоже наши заботы. Так что «покой нам только снится».

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

– У журналистов было только две возможности побывать в высотках, где проживают олимпийцы мира, – 2 и 4 августа. Я на то время еще не был в Рио, поэтому в Олимпийском поселке побывать не удалось. Какие ваши впечатления от него, в частности в сравнении с предыдущими летними Играми?

– Если брать две последние летние Олимпиады – в Пекине и Лондоне, – то первая из них выгодно отличается от второй. В китайской столице для спортсменов и тренеров были созданы очень хорошие условия. Чего не скажешь о столице Великобритании (там, в частности, в течение пяти дней в номерах не было воды). В Рио-де-Жанейро поселок для олимпийцев построено в очень красивом месте: как мы уже отмечали, – на побережье океана. Но бытовых проблем здесь хватает, в том числе сугубо бразильских. Но это, пожалуй, тема для отдельного разговора.

– А кто является соседями нашей спортивной делегации? – допытываюсь.

– Олимпийцы Белоруссии и Армении. Соседство с ними нас вполне устраивает.

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

– Кто из наших спортсменов поселился здесь среди первых?

– Первопоселенцами стали спортивные гимнасты, гребцы, стрелки из лука, прыгуны на батуте, то есть представители тех видов спорта, у кого соревнования начинаются раньше. Каждая из федераций получила от ученых свои рекомендации относительно срока поселения атлетов и их акклиматизации.

– В Бразилии проживает почти полмиллиона украинцев. Правда, в Рио украинская диаспора небольшая. И все же: установлены ли с ней какие-либо связи, и почему в Рио не открыли Украинский дом?

– Попытки наладить контакты были и есть, но, конечно, мы должны надеяться на свои силы и средства. От Украинского дома в Рио-де-Жанейро мы отказались именно из-за нехватки финансовых ресурсов. Учтите, что для отдельного помещения нужны солидные средства, а цены в Рио в период Олимпиады поднялись до заоблачных высот. Вы в этом сами смогли убедиться. Следовательно, приходится экономить.

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?

– У вас как у спортсменки было много соревнований самого высокого уровня. Достаточно сказать, что в академической гребле в составе восьмерки вы пять раз побеждали на чемпионатах мира. Была ли в вашей спортивной жизни и Олимпиада: на Играх 1980 года в Москве вы в экипаже восьмерки выиграли серебряные медали. Наверное, вы и до сих пор не равнодушны к академической гребле, как и к членам нашей команды, которые выступают в этом виде спорта. Не хотелось бы, хотя бы в воображении, быть среди них, перенестись в ту уникальную соревновательную атмосферу?

– Кому не хочется вернуться в молодость. Но это возможно только в воспоминаниях или фантазиях. А насчет гребли? Вы знаете, я за свою спортивную жизнь достаточно нагреблася. Ведь это продолжалось десять лет. Столько лет очень интенсивных тренировок!

После завершения спортивной карьеры мы некоторое время занимались ветеранским спортом, даже ездили на соревнования. Однажды мы приехали на одно из таких соревнований, в Днепропетровск. Я слышу, мои коллеги говорят: «Ой, Господи! Чтобы только не проиграть!» Я тогда подумала: все! Вот сели, проехали пятьсот метров, я вышла и сказала: «Девушки, я вам очень благодарна, но больше этим заниматься не буду. Я очень рада с вами встречаться, поболтать, выпить чай-кофе, но больше «выигрывать» я не хочу. Я навигравалася. Вы хотите? Занимайтесь! Но без меня. Не обижайтесь, но я не хочу». Кто выступал в ветеранском движении? Тот, кто не набегался, наплавался, не навеслувався в молодости.

Місія у Ріо. Що про неї думає Шеф?
Шеф Миссии НОК Украины Нина Уманец

– Но, пожалуй, вы согласитесь, что без того огромного опыта спортсменки, без знания жизни в спорте, так сказать, изнутри, вы бы не могли успешно работать в этой сфере на различных руководящих должностях, в том числе и почти десять лет во главе Миссии Национального олимпийского комитета Украины на Олимпиадах.

– Это правда. Почему? Во-первых, потому, что сама была в роли спортсменки, знаю и чувствую, что каждый атлет переживает, чем ему можно и нужно помочь. А, во-вторых, действительно помогает опыт организаторской работы в спорте, приобретенный за много лет. Так что все это помогало мне в выполнении миссии на предыдущих Олимпийских играх, начиная с 2008 года. Помогает и здесь, в Рио-де-Жанейро.

Михаил Сорока (Укринформ), Рио-де-Жанейро
 

* Точка зрения автора может не совпадать с позицией агентства